Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Антология непоэзии


он наше мненье уважает
хоть на него ему плевать
© bazzlan

врал крайне редко – только если
придумать правды не успел
© bazzlan

[Spoiler (click to open)] [more]

мои родные россияне
зря жалуетесь вы на жизнь
вас жить никто не заставляет
у нас свободная страна
© Д.С.Песков

седой учитель сидя в классе
тревожно слушал тишину
ну может быть хотя б разочек
простудятся и не придут
© колсанова

не боюсь пришельцев
с тысячей клешней
однопланетяне
твари пострашней
© terapevt

В Японии извергается вулкан Сакурадзима


Взрывная активность вулкана продолжается. Камеры видеонаблюдения зафиксировали взрыв вулканического типа в кратере Минамидаке с образованием пеплового шлейфа, который достиг примерно 2100 м высоты и дрейфовал на юго-восток.
Извержение, начавшееся вчера примерно в 23:09 по местному времени, выбросило светящиеся лавовые бомбы на расстояние 600-900 м от кратера. Взрыв также сопровождался вулканической молнией, произошедшей в начале события.
Видимое свечение и почти постоянные выбросы газа предполагают продолжающийся подъем свежей магмы внутри каналов вулкана.
Сейсмическая станция зафиксировала 24 вулканотектонических землетрясения с 15 по 18 января.
[Spoiler (click to open)] [more]


В предупреждающем бюллетене говорится, что баллистические удары вулканических бомб и пирокластических потоков могут затронуть территорию на расстоянии около 2 км от главного кратера.</p>



https://earth-chronicles.ru/news/2021-01-20-147644

Это китайский мальчик Ванг Фуман (Wang Fuman).


Это китайский мальчик Ванг Фуман (Wang Fuman). Два года назад эта фотография была сделана учителем школьника.
Чтобы сдать экзамен, он прошагал 5 км по 9-градусному морозу в легкой куртке и без шапки. Его волосы и брови обледенели, а щеки были ярко-красными от холода.
8-летний Ванг Фуман живет в маленькой деревушке в китайской провинции Юньнань с сестрой и бабушкой. Мать оставила семью, а отец работает далеко от дома и приезжает раз в несколько месяцев. У Ванга хроническая гипотермия — нехватка тепла, из-за чего он постоянно мерзнет, его руки опухают, а пальцы не слушаются. В его маленькой школе нет отопления и все ученики сидят на уроках в верхней одежде.
Ванг очень-очень хотел получить образование, потому что это была единственная возможность вырваться из нищеты.
Кстати, на экзамене, куда малыш так спешил — он набрал 99 баллов из 100.
[Spoiler (click to open)] [more]


После того, как учитель сфотографировал Ванга и выложил фото в сеть — история школьника получила захватывающее продолжение.
Пользователи собрали 3 млн юаней или $ 450 000. На эти деньги отремонтировали отопление в школе Ванга, купили обогреватели и теплую одежду для детей из бедных семей провинции Юньнань.
А еще Ванга пригласили в Пекин. И знаете, что его больше всего впечатлило?! Знаете, что он сказал потом о своей поездке?!
- Дома мы все время жжем древесный уголь и спим в куртках. А здесь такие теплые дома, я могу ходить в одной рубашке! Я вижу такое в первый раз, отопление — это чудо!
инет

https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

Мама сказала , что я самый красивый


[Spoiler (click to open)] [more]
НВП
Наташа была в школе круглой отличницей. Когда пошла в 10-й класс, родители уехали в Германию, прихватив её с собой. В Германии пришлось идти в 8-й, но, изучив язык, она "перепрыгнула" в класс постарше и была обожаема всем классом, т.к. помогала безвозмездно всем по математике и английскому (там так не принято).
Летом классом отправились на экскурсию на военную базу Рамштайн (всё правильно, одна "м"!). Самолёты были красивые. Когда натовский спец в музее стал восхищаться достоинствами натовских пукалок, Наташа только улыбалась. Даже не насторожило вояку, когда девушка поправила его, что натовский патрон не 5,65, а 5,56 х 45 мм. Оговорился, бывает...
Вояка начал бодро рассказывать про устройство М4, подробно хвастаясь скорострельностью, точностью и качеством. И тут на крайнем стенде она увидела ЕГО! Скромно блестел маслом АК-74. О, трофей холодной войны. И тут одноклассник подначил её: "Говорят, у русских, даже дети умеют с ним обращаться." "Это, наверное, муляж". Нет, заверил вояка, настоящий русский АК-74. Можно даже подержать в руках. Наташа взяла ЕГО в руки.
"Аз есьм "Альфа" и "Омега", также - СОБР и ОМОН, мной прикладом бьют с разбега, очень мощный мой патрон!"
Да, это был не тот АК, который они разбирали и собирали на НВП. Приклад был отполирован солдатскими плечами. Курок отшлифован сотнями нажатий. Несмотря на демилитаризацию, ОН пах порохом. И что-то гремело внутри. Наташа подняла удивлённые голубые глаза на вояку: "Его неправильно собрали ?" Вояка усмехнулся:"Я лично его 3 минуты собирал".
Наташа была вполне серьёзна: "16 секунд".
Класс начал дружно ржать.
Нет, эта худая девочка с косичкой такая самоуверенная..... Вояка, отодвинул со стенда макеты патронов и усмехнулся: "Разбирай".
Когда через 27 секунд "Калаш" был разложен, стало слышно, как шуршат мыши под потолком. О, за пружину скрепка зацепилась. Отцепляем... Ещё через 16 секунд "Калаш" молча лежал на стенде, блестя маслом. Собранный, довольный, улыбающийся.
Наверное, если бы в этот момент из-под пола вылез Ктулху и начал жрать школьников, сержант не выглядел бы настолько растерянным.
Когда Наташа спросила: "А где можно руки помыть?", сержант вздрогнул. В полной тишине голос её прозвучал громовыми раскатами в бедной стриженой голове. Он растерянно ткнул в сторону выхода и пробормотал что-то невнятное. Тут вмешался одноклассник: "Она из СССР". Как будто это что-то меняло... Вояка чуть не заплакал. Откуда ему было знать, что у Наташи была "пятёрка" по НВП?
© Dilan80


https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

Ванька Воробьев

Ванька Воробьев, четвероклассник из сорок шестой школы, был во всех смыслах гордостью своих родителей. Круглый отличник, чемпион среди своих сверстников по шахматам, «математический гений», как любила называть его мама. Но вот одна беда – был он хрупким, слабеньким, самым маленьким в классе, часто болел, из-за чего Ольге Сергеевне пришлось уйти с работы и посвятить себя заботе о сыне. Алексей Андреевич утешал жену, говорил, что с возрастом мальчонка окрепнет, вытянется, что сам он в младших классах был маленьким и слабым, а теперь вон метр восемьдесят и сплошные мышцы. Ольга Сергеевна кивала, соглашалась с мужем, но в глубине души беспокоилась, глядя на бледную прозрачную кожу мальчика, на синие прожилки вен, которые было видно «невооруженным глазом», на тонкие руки и ноги.

[Spoiler (click to open)] [more]


Бабушка удивлялась, говорила, как в таком теле душа держится, и часто Ольга Сергеевна думала точно так же.
Ванька о родительском беспокойстве не знал, бабушкины слова о душе не понимал и рос вполне себе обычным ребенком. Был он спокойным и рассудительным мальчишкой, в хулиганских выходках участия не принимал, по школе сломя голову не бегал. Чаще сидел с книжкой за партой. Одноклассники не то, чтобы не любили его, а скорее не совсем понимали, хотя на контрольных неизменно просили помочь. Ванька не отказывался. Ему, отличнику, учеба давалась очень легко. Знания он схватывал на лету, и пока остальные пытались вникнуть в объяснения учителя, мальчик выполнял дополнительные задания. Своими успехами он не хвастался, со всеми был неизменно вежлив, за что одноклассники прощали ему его непохожесть. И даже на уроках физкультуры, где он особо не блистал, над ним не смеялись. Физрук с натяжкой ставил ему пятерки, чтобы не портить общую картину, несколько раз беседовал с мамой о необходимости закаливания и общеукрепляющих упражнений. Ольга Сергеевна соглашалась, говорила, что они стараются, но Ванька продолжал болеть.
Однажды в конце ноября Ванька возвращался из школы домой. Шел он, как всегда, неспеша, на ходу раздумывая над очередным заданием по математике, которое дал ему преподаватель. Мальчик любил разные головоломки, поэтому учитель всегда подбрасывал ему что-нибудь посложнее.
Ноябрь в этом году выдался ветренным и промозглым. Снега не было, а в воздухе постоянно висела морось, от которой мгновенно пропитывались влагой одежда и обувь. Ванька остановился, поплотнее запахнул курточку, поправил шапку и вдруг из подворотни услышал какой-то нечеловеческий визг, а следом мальчишеский хохот. Ванька похолодел и замер. Визг
оборвался, сменившись подвыванием. Люди, проходившие мимо, озирались на звук, но никто не остановился, чтобы посмотреть, что же происходит. Мальчик решил было тоже пойти восвояси, но вдруг снова раздался этот ужасающий визг. Ванька не выдержал и побежал в сторону звука.
Завернув за угол, он увидел Витьку Лютова и Олега Старостина, двух местных хулиганов и учеников седьмого класса сорок шестой школы. Они что-то разглядывали на крышке мусорного бака и громко ржали. Ваньке за их спинами ничего не было видно, но он отчетливо слышал жалобный плач, который доносился оттуда.
- Что тут происходит? – вдруг услышал Ванька свой собственный голос и не узнал его, таким низким и хриплым он оказался.
Подростки обернулись, и перед Ванькой открылась картина, от которой кровь замерла у него в жилах, а перед глазами поплыла красная пелена. На крышке бака лежал щенок. Обычная маленькая дворняжка, которых много бегает по улицам города. Шерстка вроде темно-коричневая сейчас была залита кровью. Одного уха не было. Задние лапы неестественно вывернуты. Щенок смотрел на Ваньку одним глазом, второй был закрыт. Вся мордочка в рваных ранах. Щенок уже не скулил, а тихо стонал. Из оставшегося глаза текли крупные слезы.
- Смотри-ка, воробей прилетел, - поигрывая складным ножом, проговорил Витька. – А ну, катись отсюда, пока пинками не погнали!
Он угрожающе надвинулся на Ваньку. Старостин глупо заржал и ткнул острым концом ножа в окровавленное тельце щенка. Малыш взвизгнул и попытался отползти от мучителя, но не смог.
И тут Ванька, это слабенький мальчик, который в своей маленькой жизни не обидел даже мухи, схватил первую попавшуюся палку, замахнувшись, шагнул к мучителю и закричал:
- Не трогай его!
- А то что? Что ты нам сделаешь? – глумились подростки. – Ой, как страшно!
Ванька разговаривать больше не стал. Он набрал в грудь побольше воздуха, крепче взял палку и пошел на живодеров. Мальчик не видел больше ничего и никого, кроме двоих обидчиков щенка. В ушах грохотало. Ему показалось, что он стал просто огромным, заполнив собой все пространство подворотни. Он еще видел их ухмыляющиеся рожи, когда вдруг произошла разительная перемена. Два здоровенных семиклассника, которые были выше Ваньки на три головы и гораздо сильнее, вдруг начали пятиться от него все быстрее и быстрее. Мальчик не слышал, как он кричал, замахиваясь палкой.
Он ударил, вложив в это действие все отчаяние и ужас, которые сейчас испытывал. И только услышал, как хрустнула кость, как завыл один из мучителей. Наверное, было сейчас в его облике что-то такое, что смертельно напугало Лютова и Старостина. Ведь, по сути, они были трусами и могли глумиться только над теми, кто слабее. Когда же они встречали отпор, их гонор мгновенно улетучивался, обнажая их истинную никчемную суть.
Ванька снова закричал, поднимая палку для еще одного удара, и только тут понял, что остался один. Подростки позорно убежали, оставив маленького, ни в чем не повинного щенка умирать на крышке мусорного бака. Ванька бросил палку и подбежал к малышу. Собачий ребенок был еще жив, но жизнь едва теплилась в израненном и измученном тельце. Ванька сорвал с себя куртку, осторожно переложил на нее щенка, мягко поднял на руки и что было сил побежал домой. О том, что в подворотне он оставил свой школьный рюкзак и мешок с обувью, мальчик даже не вспомнил.
До дома было недалеко. Ванька не стал ждать лифт, влетел на пятый этаж и нажал на звонок. Звонок трезвонил, не умолкая, и через минуту перепуганная мама открыла дверь.
- Что случилось? – только и успела спросить она, когда увидела сына без куртки, чей школьный костюм был весь в грязи и в кровавых пятнах. Заметив, кого держал мальчик на руках, мама побледнела и едва не упала в обморок.
- Мама, быстрее! Ему нужно помочь! Они его мучили! – Ванька почти кричал. – Быстрее, мама! Сделай что-нибудь!
Ольга Сергеевна попыталась взять себя в руки. Она хотела забрать щенка у сына, но Ванька только крепче прижал его к себе. Тогда она позвонила подруге, выяснив, где находится лучшая ветеринарная клиника в городе, вызвала такси и стала уговаривать мальчика переодеться. Но все было напрасно. Ее сын, обычно такой послушный и покладистый, сейчас ни на что не реагировал. Он стоял все так же у двери и только повторял:
- Мама, скорее! Ему надо помочь!
Он не плакал, не жаловался, и это пугало Ольгу Сергеевну еще больше. Через пять минут подъехало такси. Мама прихватила запасную куртку, и они вместе с Ванькой и малышом поехали в клинику.
В лечебнице им повезло. Народу было мало, в основном хозяева привезли питомцев на профилактические прививки и осмотры. Поэтому лучший травматолог города был свободен. Он бережно принял тельце щенка и положил его на стол. Беглый осмотр был неутешителен. Сергей Аркадьевич мягко сказал Ваньке, который упорно не уходил из кабинета:
- Малыш, посиди пока в коридоре. Я сейчас поговорю с твоей мамой, а потом сделаю все, что нужно.
- Вы поможете ему? – впервые в глазах у Ваньки заблестели предательские слезы.
- Я сделаю все, что в моих силах. Будем надеяться, что у него крепкий организм, и он справиться. Выйди, посиди в коридоре.
Ванька нерешительно кивнул, бросил последний взгляд на щенка, осторожно прикоснулся к коричневой шерстке, прошептав: «Держись!» и вышел в коридор.
Сергей Аркадьевич посмотрел маме прямо в глаза и произнес:
- Должен вам сказать, что травмы очень серьезные. Потребуется операция, а, возможно, и не одна. Никаких прогнозов я дать вам не могу. Перенесет ли щенок первую операцию, неизвестно. Я говорю это вам сейчас для того, чтобы вы приняли решение. Может быть лучше будет отпустить щенка.
Мама вскинула глаза на врача.
- Отпустить? Вы хотите сказать, усыпить?
Сергей Аркадьевич кивнул.
Ольга Сергеевна оглянулась на дверь, представив, как сообщит эту новость своему сыну. И приняла решение:
- Нет, давайте попробуем. Вы же сами сказали, что надежда есть. Пусть даже и очень слабая.
- Хорошо, - ответил доктор. – Я забираю щенка. Вам придется подождать. Потом я дам вам все рекомендации.
Ольга Сергеевна вышла в коридор. На стуле прямой, как палка, сидел Ванька и не сводил глаз с двери. Он с надеждой посмотрел маме в глаза, и она сказала:
- Щенка забрали на операцию. Врач сказал, есть надежда. Будем ждать.
И тут Ваньку прорвало. Он уткнулся в мамино плечо и расплакался. Всхлипывая, он поведал, как он увидел, что его мучают, как отбил щенка у живодеров, как бежал домой, все время повторяя малышу, что сейчас ему помогут. Мама слушала рассказ сына, гладила его по голове и плакала сама. Оглянувшись, она с удивлением заметила, что плакали все, кто сейчас сидел в коридоре и ждал своей очереди. Хозяева прижимали своих питомцев к себе и вытирали слезы. Администратор принесла Ваньке стакан воды и конфет, но он их даже не заметил.
Через два часа в клинику с работы приехал Алексей Андреевич. Папа обнял сына и сказал, что он – настоящий герой. Ванька только мотнул головой. Он ждал.
Вскоре к ним вышел Сергей Аркадьевич, и Ванька понял, что перестал дышать.
- Операция прошла успешно, - сказал врач, - мы поставили пластины на сломанные лапы. Вправили суставы, зашили и обработали раны. К сожалению, один глаз нам спасти не удалось. И как вы понимаете, одного уха у щенка тоже нет. В остальном это здоровый щенок, который сейчас очень ослаблен. Но я надеюсь, что его организм справится. Вам придется строго выполнять все рекомендации, ездить на капельницы, обрабатывать раны, делать уколы. Сможете?
Семейство Воробьевых дружно закивало головами. Ассистент осторожно вынес малыша из операционной и передал его маме. Ванька все порывался взять щенка на руки, но врач сказал:
- Потерпи, малыш, еще успеешь. Как ты хочешь его назвать?
- Я назову его Рекс.
- Очень хорошее имя, - улыбнулся Сергей Аркадьевич.
Воробьевы вернулись домой к вечеру, бережно неся спящего щенка на руках. Папа с Ванькой сбегали в подворотню за рюкзаком, который так и остался валяться около мусорного бака. Здесь мальчик обстоятельно рассказал отцу обо всех событиях, после чего Алексей Андреевич принял решение обратиться в полицию. Они пришли в отделение и попросили встречи с инспектором.
Молодой лейтенант принял их в своем кабинете, внимательно выслушал мальчика, попутно задавая ему уточняющие вопросы, записал что-то у себя в блокноте и сказал:
- Да, знаем мы Старостина и Лютова. Не первый раз на них жалобы поступают. Вот только в вашем случае вряд ли мы что-то можем сделать.
Алексей Андреевич с удивлением посмотрел на инспектора.
- Почему? Разве можно так обходиться с животными? Если они уже сейчас себе такое позволяют, что же дальше от них ждать?
- Понимаю вас, но у нас даже нет статьи, по которой мы могли бы их задержать. И потом они несовершеннолетние. Максимум, что мы можем, провести с ними беседу.
Папа нервно поднялся и заходил по кабинету.
- Что же получается? Живодеры преспокойно ходят у нас по улицам, а полиция ничего не может сделать? А если завтра они нападут на ребенка или старика? Тогда вы тоже ничего делать не будете? Или вы ждете, чтобы они совершили преступление и только тогда начнете действовать?
- Успокойтесь, пожалуйста! Я понимаю, как вы расстроены. Мы постараемся сделать все, что от нас зависит. Скорее всего, этих ребят поставят на учет и будут за ними внимательно следить. Я сегодня же передам дело инспектору по делам несовершеннолетних. А ваш сын – настоящий маленький герой, - поворачиваясь в сторону Ваньки, сказал лейтенант. – Молодец! Ты храбрый мальчик.
Ванька к разговору особо не прислушивался, беспокоясь за щенка и все порываясь бежать домой. Но по поведению папы понял, что в полицию они сходили напрасно и мучителей никто не накажет. Тут мальчик крепко призадумался, но мыслями своими делиться с отцом пока не стал.
Когда папа с Ванькой пришли домой, они увидели улыбающуюся маму.
- Он начал просыпаться, - сказала она на безмолвный вопрос сына.
Мальчик забежал к себе в комнату и увидел Рекса, который лежал на одеялке рядом с его кроватью. Рекс поглядывал единственным глазом на Ваньку и слабо шевелил хвостом. Мальчик лег рядом со щенком, осторожно погладил его по голове, поцеловал в нос и немедленно уснул прямо на собачьей подстилке. Позже папа аккуратно переложил сына на кровать.
Ванька больше никому не рассказывал о своем поступке. Но как говорится слухами земля полнится. И когда в понедельник мальчик пришел в школу, все обо всем уже знали. Одноклассники смотрели на Ваньку с нескрываемым уважением. Старшие ребята подходили и хлопали его по плечу. Мальчика такое внимание очень смущало, он только кивал головой на похвалу и приветствия. Старостина и Лютова в школе не было. Кто-то сказал, что Витька сломал руку и сидит дома на больничном, а про Олега никто ничего не знал. Вроде как к ним домой приходила полиция, а потом Олегу крепко досталось от отца.
Ваньку это мало волновало. В нем произошла какая-то неуловимая перемена, которую он и сам еще не осознал. Не осознали это и одноклассники, но чувствовали, что мальчик изменился. Он остался таким же очкастым отличником, который на переменах читал книжки, а после школы немедленно летел домой, потому что там был Рекс. В его облике появилась какая-то
внутренняя сила. Неважно, что он был такой же маленький и худенький, эта сила была не в мышцах или в росте. Она была в том внутреннем спокойствии и уверенности, которые отличают по-настоящему храбрых и мужественных людей.
Однажды на большой перемене Ванька шел из столовой, когда увидел, что крупный мальчик-второклашка бьет учебником по голове девочку из своего класса. Ванька не закричал, а спокойно подошел, взял мальчика за руку, отобрал учебники и молча положил их на парту. А потом также молча посмотрел второклашке прямо в глаза. Озорник смутился, покраснел, торопливо извинился и убежал в туалет. Ванька только спросил у девочки: «Ты в порядке?» и, получив утвердительный ответ, пошел в свой класс.
Вечером в тот же день Ванька подошел к отцу и сказал:
- Папа, запиши меня в секцию такэквондо.
Мама выронила тарелку из рук, и она со звоном раскололась на две половинки.
- Ванечка, ты серьезно? – спросила она, тяжело опускаясь на стул. Она сразу в красках представила, как ее маленький мальчик будет возвращаться домой с тренировок, весь в синяках и кровоподтеках.
- Да, мама, я серьезно, - ответил сын.
К этому Ваньке Ольга Сергеевна никак не могла привыкнуть. Вроде все тот же мальчишка, но и совсем другой. Более жесткий, что ли. Папа только улыбался, радуясь, что в сыне проснулась мужественность. На следующий день они нашли хорошего тренера, и Ванька принялся обучаться восточным единоборствам. Мамины страхи вполне оправдались. Но Ваньке было наплевать на синяки и ссадины. Он упорно тренировался.
А Рекс тем временем медленно, но верно шел на поправку. Все-таки прав был Сергей Аркадьевич, когда говорил, что организм щенка справится с травмами. Воробьевы соблюдали все предписания, стоически вынесли многочасовое сидение на капельницах. Мама научилась делать уколы и перевязки, а Ванька ей помогал. Он сам носил малыша на руках на улицу, сам поднимал его на пятый этаж. Это была Его собака, и Ваньке не надо было напоминать о необходимых прогулках или кормлении. Он все делал сам.
К концу учебного года Рекс вымахал во вполне себе приличного кобеля, чья голова доставала Ваньке до пояса. Его морда была обезображена шрамами, одноухий, одноглазый и хромой – это был самый красивый и самый любимый пес на свете.
Ольга Сергеевна выглянула в окно и посмотрела, как сын выводит Рекса на прогулку. Вот они пошли рядом. Маленький мальчик, который не пожалеет своей жизни, чтобы защитить свою собаку. И грозный пес, который отдаст свою жизнь за Ваньку. Женщина вытерла вдруг набежавшие слезы.
Автор - Наталья Кадомцева.
Фото - инет.

https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

Охранник


Работал у нас в школе один человек. Дядя Паша. Он был охранником или сторожем, кому как удобнее.
Когда я пришел в первый класс, дядя Паша, улыбаясь, проверил пакет с моей сменной обувью и пожелал мне удачи. На выпускном он пожал мне руку и, прослезившись, также пожелал удачи. Дядя Паша знал всех детей, которые переступали порог школы в первый день, и уходили, не оглядываясь, после получения аттестата. Он знал всех и к каждому ребенку был добр, несмотря на то, что мало кто был добр с ним.
[Spoiler (click to open)] [more]


Каждое утро, включая субботу и воскресенье, дядя Паша стоял возле входных дверей в ожидании учеников, учителей и обслуживающего персонала. Он приходил раньше всех и уходил позже всех, а порой и вовсе оставался с ночевкой в здании школы. С этим не было проблем потому, что дядя Паша был хорошим знакомым нашего директора, Петра Алексеевича Моисеева.
Когда-то они служили вместе, да после армии их дороги разошлись, как это часто бывает. Петр Алексеевич поступил в педагогический университет, а дядя Паша остался служить Родине. Никто не знает почему, а директор не любил об этом распространяться, но дядя Паша однажды пришел к старому другу и тот, на удивление, принял его на должность охранника и ночного сторожа. Молча и без лишних проволочек. Об этом частенько любила судачить секретарша Петра Алексеевича, которой было скучно целыми днями перебирать бумажки.
С того момента дядя Паша и приступил к обязанностям, всегда вежливо и неизменно добро относящийся и к детям, и к их родителям, и к своим коллегам.
Когда я учился во втором классе, мы с ребятами любили доводить дядю Пашу на переменах. То по спине похлопаем, когда он сидит возле входной двери на потрепанном стуле. То, улюлюкая и говоря ему обидные слова, провоцируем, чтобы он погонялся за нами. Но дядя Паша всегда с улыбкой относился к нашим шалостям и ни одному ученику за все время моей учебы он не сделал больно, не обругал его и не донес на поведение директору.
Лишь подкараулит самого ретивого бузотера, схватит его на руки и грозно посмотрит прямо в глаза. Потом аккуратно опустит на землю и покачает пальцем перед носом, обстоятельно рассказывая о правилах поведения в школе, которые он, несомненно, знал наизусть. А сам хулиган радостно улыбался в тот момент, когда дядя Паша брал его на руки. Жмурился и смеялся, будто его щекотали. Смеялся и дядя Паша. А потом грустно вздыхал, когда раздавался звонок, и медленно шел к своему стулу, на котором сидел до окончания урока.
В восьмом классе, когда кровь детей бурлит от эмоций, а весна кружит голову, мне частенько доводилось драться с одноклассниками за внимание нашей королевы. Аллочки Еременко. Она была красивой девочкой. Любой парень с радостью бы дружил с ней и тайно грезил о свиданиях и поцелуе. Вот и приходилось сбрасывать ранец на улице и с кулаками встречать тех, кто хотел того же самого, что и ты.
Дядя Паша внимательно наблюдал за нами в эти моменты. Стоило лишь возникнуть подозрению на драку, как он был тут как тут. Даже на улице, за углом школы, дядя Паша всегда находил нас и с трудом разнимал дерущихся, которые в гневе и отчаянии колошматили охранника по лицу. Но даже тогда он оставался предельно вежливым и добрым человеком. Лишь поднимет восьмиклассника в воздух, посмотрит тому в глаза и ребенок моментально успокаивается. Дядя Паша не обращал внимания на разбитый нос, поломанный еще в прошлом, на ссадины и синяки, оставленные быстрыми кулаками детей. Мы были для него куда важнее, хоть и сами этого не понимали. А он поцокает языком, вытащит чистый платочек из кармана, протянет его наиболее пострадавшему и уйдет в школу, читать книгу, сидя на потрепанном стуле.
Книги, которые он читал, всегда были предметом насмешек от множества учеников. Объяснение было простым. Дядя Паша безумно любил сказки. Обычные сказки, которых полным-полно в любой школьной библиотеке. Затаив дыхание, дядя Паша читал о приключениях Ивана-царевича и Серого волка, переживал за Царевну-Несмеяну, и смеялся, когда следил за Братцем Кроликом и Братцем Лисом из сказок Дядюшки Римуса. Были у него и любимые сборники сказок, которые он перечитывал несколько раз в год.
Мы откровенно недоумевали, чем же так интересны сказки такому взрослому мужчине, как дядя Паша, смеялись над ним, заглянув одним глазком в книгу, где всегда лежал шуршащий фантик от старой конфеты, который дядя Паша использовал в качестве закладки. Но охранник не злился и не ругался. Лишь улыбался по-доброму, радуясь нашим улыбкам.
Став чуть старше, я набрался смелости и спросил у него, почему он читает сказки. Взрослый мужчина должен читать детективы про Шерлока Холмса или газеты, как сменщик дяди Паши, дядя Валера, суровый человек, в котором не было и грамма доброты его коллеги. Тогда дядя Паша улыбался и разводил руками. Иногда добавлял, что просто любит сказки.
На мой выпускной, который было принято праздновать в одном из ресторанов города, дядю Пашу избили пьяные ребята, которые еще вчера были школьниками. Им не понравилось, что пожилой мужчина читает нотации о вреде курения и алкоголя.
В тот вечер дядя Паша, как обычно, делал свою работу. Следил за порядком и разнимал драки, которые вспыхивали с завидной регулярностью. Он сидел возле входной двери с небольшой тарелочкой, на которой лежал кусок праздничного торта. Дядя Паша бережно брал ложкой кусочек и, положив его в рот, с наслаждением разжевывал, иногда прерываясь на то, чтобы сделать глоток остывшего чая, стоящего рядом с ним. Его звал директор за учительский стол, учителя просили его присесть рядом с ними, но дядя Паша всегда вежливо отказывался и говорил, что он на службе и следит за детьми, которые даже после выпуска остаются детьми.
Он вышел на улицу только один раз, чтобы просто подышать свежим воздухом и насладиться тишиной потому как в зале ресторана гремела музыка, и слышался возбужденный гомон разгоряченных алкоголем выпускников.
Дядя Паша присел на лавочку напротив ресторана и открыл свою любимую книжку волшебных сказок, чтобы прочитать пару историй перед тем, как вернуться обратно на службу. Тут его заметили те, кому он по доброте душевной рассказал о вреде алкоголя и сигарет. Озлобленные ребята сбили мужчину с ног и, избив его, вернулись обратно в ресторан, праздновать первый день своей взрослой жизни. Дядя Паша и тогда промолчал, когда мы нашли его на улице, лежащим рядом с лавкой и разорванной книгой сказок. Он только улыбался директору и говорил о каких-то неизвестных хулиганах, которые проходили мимо. Умывшись, дядя Паша вернулся на свой стульчик. Он грустно смотрел на разорванную книгу, бережно распрямляя смятые страницы. А утром началась моя взрослая жизнь и школа постепенно забывалась.
Я вернулся в школу через семь лет. Мне нужна была характеристика и еще пара мелких бумажек из канцелярии. С екнувшим сердцем поднимался я по ступеням, а возле входа, как обычно стоял он. Дядя Паша.
Он улыбнулся, узнав меня. Крепко пожал руку, спросил, как у меня дела. Странно, но в его словах не было скуки. Ему действительно была интересна моя жизнь и судьба после того, как я закончил школу. Тогда я заверил его, что обязательно поболтаю с ним на обратном пути, а сейчас мне надо заняться бумагами, пока секретарь не ушла на обед. Дядя Паша кивнул и, открыв дверь, придержал ее. Совсем, как в старые времена, когда я еще учился в школе.
Забрав нужные бумаги у секретаря, я, предварительно спросив разрешения, зашел к директору. Петр Алексеевич постарел, но глаза его были по-прежнему мудрыми и даже жесткими. Он радостно меня поприветствовал и собственноручно заварил чай. Тогда-то, после стандартного рассказа о себе, я спросил его о дяде Паше. Петр Алексеевич грустно вздохнул, но ответил.
— Наверняка ты знаешь, что мы с Пашей служили вместе. Он остался, а у меня всегда мечта была педагогом стать. Паша часто мне письма тогда писал. Много писем. Они до сих пор у меня дома хранятся, — улыбнулся директор, отпивая чай. — В одном из них он написал мне, что улетает служить в жаркую страну. В Афганистан. Потом Паша пропал. Я не получал от него писем на протяжении нескольких лет. Тщетно пытался найти его, списывался со штабами, министерствами и другими ведомствами. Где-то молчали, а где-то отвечали, что знать ничего не знают. Я уж было совсем потерял надежду, как получил письмо из одного госпиталя. Паша был там. Живой и почти невредимый. Мне рассказали, что его группа попала в засаду и почти все погибли. Остался только он и еще один молодой сержант. Я бросил все дела и сразу же помчался в этот госпиталь. Нашел Пашу. Это было страшное зрелище. Он был невероятно худым, смотрел в одну точку и что-то тихо бормотал. Тогда он меня не узнал, но на третий мой приезд, очнулся. Улыбнулся, сжал мою руку и заплакал. Плакал он тогда долго. Да что об этом говорить. Я ему тогда пообещал, что если будет нужна моя помощь, он смело может на нее рассчитывать. Но Паша был не таким. Он нашел меня через много лет, когда я стал директором школы и обзавелся семьей. Представляешь, он просидел несколько часов в приемной, ожидая меня с совещания. Просто ждал. Я рад был увидеть старого друга, но то, что он мне рассказал, было грустным. Каждый день он жил с постоянной болью на душе, а ночью видел лица тех, кто остался лежать на жаркой и потрескавшейся земле Афганистана. Паша тогда честно сказал, что устал жить. Жизнь потеряла для него смысл. Мы говорили долго. О прошлом и будущем. Тогда я предложил ему должность охранника и сторожа. Да, ты можешь меня осудить за то, что я принял на работу человека с душевной травмой, но Пашка никогда бы не сделал никому плохо. Он сказал мне глядя в глаза, что устал от боли. Что ему не хватает улыбок и простой радости. Да, я взял его и не жалею.
— Правильно сделали, Петр Алексеевич, — тихо ответил я, когда директор замолчал.
— Знаю, — улыбнулся он. — Паша начал меняться. У него появилась улыбка и радость в жизни. То, чего он лишился когда-то, вновь вернулось. Я знаю, что вы частенько доводили его, провоцировали и смеялись, но это лишь подтвердило, что я принял верное решение, взяв его на работу, и дал ему шанс на новую жизнь.
Выйдя из кабинета директора, я медленно пошел по длинному коридору в сторону выхода. Сейчас здесь было пусто и тихо. Шли уроки и никто не бегал, не играл в догонялки или «Выше ноги от земли». Дядя Паша так и сидел на своем стульчике, читая книгу. Подойдя к нему, я смутился, а он лишь добро улыбнулся и поинтересовался, как у меня дела. Сердце заныло в груди. Дядя Паша помнил нас всех, переживал за нас и желал каждому из нас мирной жизни. Такой, какой не было у него никогда. Немного поговорив с ним, я достал из пакета книгу, которую захватил из дома. Книгу, которую знал наизусть. Волшебные сказки. Как те, которые любил дядя Паша и которые разорвали пьяные хулиганы. Охранник бережно взял книгу в руки и посмотрел на меня. Я видел, как блестят его глаза. Что уж там. Мои глаза тоже блестели. Коротко кашлянув, дядя Паша сказал лишь одно слово.
— Спасибо.
— Не за что, дядь Паш, — грустно улыбнулся я. — Вы любили эту книгу, а у меня дома как раз такая же лежала. Вот и решил сделать вам подарок и извиниться за то, что был сорванцом.
— Полно тебе, — ответил он, положив крепкую руку мне на плечо. — Вы — дети и всегда будете детьми.
— Дядь Паш, — после небольшой паузы, произнес я.
— Да?
— Почему вы так любите сказки? Даже после стольких насмешек.
— Все просто, — улыбнувшись, ответил он. — В сказках Добро всегда побеждает Зло, рыцари находят счастье, а принцессы свою любовь. Сказки должны быть в жизни каждого. Так легче жить. Глядя сквозь призму сказок, этот мир не так плох и всегда будет жить надежда на счастливый исход.
Спускаясь по ступеням, я оглянулся и, увидев дядю Пашу, помахал ему рукой. Охранник повторил мой жест. А я многое понял. Как понял и то, что через какое-то время приведу своих детей в эту школу и дядя Паша, проверив их пакеты со сменной обувью, пожелает им удачи. Как желал когда-то и мне. Дети будут бегать по коридорам школы, и смеяться над тем, как дядя Паша читает сказки, иногда улыбаясь или смеясь в колючую бороду. Потому что сказки должны быть в жизни каждого человека. Так легче жить.
Гектор Шульц
Художник Люся Чувиляева

https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

«Пещера разбойников»: эксперимент над детьми


В 1954 году Нобелевская премия по литературе досталась Уильяму Голдингу за роман «Повелитель мух». В этой книге рассказывалось о двух дюжинах британских школьников, волею судьбы заброшенных на необитаемый остров. Взрослых не было, зато климат оказался мягкий, да и пищи было в достатке. Казалось бы, живи и радуйся в ожидании прибытия спасателей, раз уж судьба подарила нежданные каникулы. Но реальность оказалась страшной.
Очень быстро среди спасшихся мальчиков установилась жесткая иерархия, причем группа раскололась на два лагеря. Начавшаяся вражда быстро набирала обороты, так что к прибытию на остров первого взрослого двое мальчишек пали жертвами бывших товарищей.
Когда Голдинг писал «Повелителя мух», ему возможно, было известно о социальном эксперименте американского психолога Музафера Шерифа над детьми, где все происходило на самом деле
[Spoiler (click to open)] [more]


Начало эксперимента</b>



Американский психолог турецкого происхождения Музафер Шериф к в 1954 году вместе с коллегами из Университета Оклахомы поставил эксперимент, который вошел в научные анналы под названием «Пещера разбойников».



Для эксперимента исследователи из различных учебных заведений отобрали школьников 11-12 лет. Все они были белокожими из протестантских семей среднего достатка, с уровнем интеллекта выше среднего и никогда не знавших друг друга. Мальчикам так и не дали познакомиться, их разделили случайным образом на две равные группы, а затем отправили в лагерь бойскаутов, размещенный в гористой части юго-восточной Оклахомы. Это были 1950-е годы, разгар холодной войны, и лагерь рекламировался как тренировочный полигон для «будущих лидеров Америки». Чего молодые участники и их родители не знали, так это то, что все это было фикцией...



В первой фазе эксперимента разные группы проживали раздельно и даже не знали о существовании одна другой. Мальчики первоначально вели обычную жизнь бойскаутов: ходили в походы, устраивали спортивные состязания и тому подобное. Экспериментаторы в это время вели себя как вожатые, так что никто из детей не подозревал, что они по факту являются «лабораторными мышами». Довольно быстро в каждой из групп появились самоназвания («Гремучие змеи» и «Орлы»), выдвинулись вожаки, установилась строгая иерархия и общепринятые нормативы поведения. Все было готово к проведению второй, настоящей, стадии эксперимента.



Вторая фаза



Вторая фаза эксперимента началась со «случайной» встречи двух групп. Вскоре исследователи устроили знакомство мальчиков, причем обе группировки узнали, где живут их соседи.


Первая встреча «Орлов» и «Гремучих змей»</div></div></div>

Логичным выглядело и решение вожатых устроить соревнования между 2 группировками. «Орлы» и «Гремучие змеи» состязались в бейсболе и перетягивании каната, скоростной установке палаток и футболе, наведению чистоты в палатах и поиске сокровищ. А экспериментаторы тем временем искусственно подогревали градус напряженности.



Первоначально группы относились к соперникам нормально, но исследователи пообещали (и исполнили обещание) награждать победителей в каждом соревновании. Столкновения начались уже в первом же состязании, которым оказался бейсбол. Обе группы жили в одном кемпинге, но в разных концах. Мальчики из разных групп в разное время питались в столовой и играли на стадионе, никогда ранее не пересекаясь.



Состязание в перетягивании каната меж...
Состязание в перетягивании каната между группами


В один из дней «Гремучие змеи», решив, что стадион принадлежит им вывесили на задней стойке поля свой флаг. Они и победили, получив в качестве приза памятные медали и неплохие туристические ножи. Разозлившиеся подобной несправедливости «Орлы» сорвали и сожгли знамя противника. Вскоре вожатые растаскивали дерущихся мальчишек.



Следующим соревнованием было перетягивание каната. На сей раз победили «Орлы» (не без «помощи» организаторов). «Гремучие змеи» решили не терпеть поражение в переживаниях, а совершили ночное нападение на жилье противника. Они разорвали противомоскитную сетку, перевернули кровати, похитили несколько вещей, в том числе призы, полученные «Орлами» за победу в соревновании и синие джинсы, из которых смастерили себе новый флаг взамен сожженного соперниками.



Нападение требовало адекватного ответа, и «Орлы» напали на неприятеля днем. Они разгромили жилье «Гремучих змей», и захватив «трофеи» вернулись домой.



«Орлы» совершают вылазку на домик «Гремучих змей»</div></div></div>

Понимая, что «Гремучие змеи» просто так не оставят происшедшее, «Орлы» приготовились к обороне своего жилья. Они набили носки камнями для применения в ближнем бою и собрали еще ведро камней для использования в качестве метательных снарядов.



Немногим ранее экспериментаторы провели среди обеих групп опрос, в котором выяснилось, что друзья у мальчишек имеются только внутри собственного коллектива, и все его члены смелые и находчивые. Оппонентов же ребята терпеть не могли, были уверены в их трусости и подлости.


Но после разгрома палаты «Гремучих змей» обе группы школьников от стадии презрения и обзывательств перешли к прямой подготовке к войне. Они стали наращивать военный потенциал (камни, бейсбольные биты, дубинки и прочее), теперь любая искра могла привести к настоящему кровопролитию. А экспериментаторы убедились в верности предположения Шерифа что конкуренция порождает конфликт.



Сейчас требовалось погасить взаимную агрессию, пока школьники реально не покалечили своих недругов. Пришла пора переходить к третьему этапу эксперимента.



Третья фаза эксперимента



Во время следующей фазы опыта перед исследователями стояла задача не только погасить разгоревшийся между группами конфликт, но и создать межгрупповые дружеские связи. Добиться цели ученые решили с помощью совместного труда. Правда поначалу Шериф попытался снизить градус напряженности созданием комфортных условий жизни. Но совместный поход в кино (на дворе 1954 год и поход в кино это праздник) только увеличил взаимную неприязнь, а посещение кафетерия привело к драке из-за мест посадки.



Тогда экспериментаторы решили создать ситуацию в которой потребуются объединенные усилия членов обеих групп. Они намеренно забили водопровод бумажным пакетом, школьникам совместно пришлось искать причину по которой нет в кране воды, а затем также вместе придумывать как избавиться от засора. Следующим шагом исследователей стала «поломка» грузовика с продуктами.


«Орлы» и «Гремучие змеи» вместе толкают грузовик с продуктами</div></div></div>

Детям сказали, что в паре километров от лагеря под холмом остановился грузовик с едой, который никак не заводится. Школьники придумали с помощью веревки всем вместе втащить грузовик на холм, а затем также совместно толкать его вниз, чтобы водитель завел автомобиль "с ходу". Успешная доставка продуктов заметно снизила градус напряженности, так что все единогласно согласились «скинуться» на аренду киноустановки . После этого шага взаимная враждебность практически исчезла, у ребят начали появляться приятели в ранее враждебной группировке.



Заявленным результатом эксперимента стало утверждение, что соперничество (пусть даже и в играх) между группами ведет к взаимной враждебности и появлению неспровоцированной агрессии, а совместный полезный для всех труд приводит к разрушению стереотипов и налаживанию дружеских контактов даже с врагами.Источник: "Научпоп. Наука для всех"

https://x-files.site/news.php?readmore=7548

ПРОЗРЕНИЕ

В одной московской школе перестал ходить на занятия мальчик. Неделю не ходит, две... Телефона у Лёвы не было, и одноклассники, по совету учительницы, решили сходить к нему домой.
Дверь открыла Левина мама. Лицо у неё было очень грустное.
Ребята поздоровались и робко спросили:
— Почему Лёва не ходит в школу?
Мама печально ответила:
— Он больше не будет учиться с вами. Ему сделали операцию. Неудачно. Лёва ослеп и сам ходить не может...
Ребята помолчали, переглянулись, и тут кто-то из них предложил:
— А мы его по очереди в школу водить будем.
— И домой провожать.
— И уроки поможем делать, — перебивая друг друга, защебетали одноклассники.
У мамы на глаза навернулись слёзы. Она провела друзей в комнату. Немного погодя, ощупывая путь рукой, к ним вышел Лёва с повязкой на глазах.

[Spoiler (click to open)] [more]


Ребята замерли. Только теперь они по-настоящему поняли, какое несчастье произошло с их другом. Лёва с трудом сказал:
— Здравствуйте.
И тут со всех сторон посыпалось:
— Я завтра зайду за тобой и провожу в школу.
— А я расскажу, что мы проходили по алгебре.
— А я по истории.
Лёва не знал, кого слушать, и только растерянно кивал головой. По лицу мамы градом катились слёзы.
После ухода ребята составили план — кто когда заходит, кто какие предметы объясняет, кто будет гулять с Лёвой и водить его в школу.
В школе мальчик, который сидел с Лёвой за одной партой, тихонько рассказывал ему во время урока то, что учитель пишет на доске.
А как замирал класс, когда Лёва отвечал! Как все радовались его пятёркам, даже больше, чем своим!
Учился Лёва прекрасно. Лучше учиться стал и весь класс. Для того, чтобы объяснить урок другу, попавшему в беду, нужно самому его знать. И ребята старались. Мало того, зимой они стали водить Лёву на каток. Мальчик очень любил классическую музыку, и одноклассники ходили с ним на симфонические концерты...
Школу Лёва окончил с золотой медалью, затем поступил в институт. И там нашлись друзья, которые стали его глазами.
После института Лёва продолжал учиться и, в конце концов, стал всемирно известным математиком, академиком Понтрягиным.
Не счесть людей, прозревших для добра.


Борис Ганаго, "Детям о вере"
Лев Семёнович Понтрягин (1908-1988) — советский математик, один из крупнейших математиков XX века, академик АН СССР, потерявший в 14 лет зрение. Работы школы Понтрягина оказали большое влияние на развитие теории управления и вариационного исчисления во всём мире.
(с)инет


https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

Владимир Модестович Брадис

Однажды Владимир Модестович Брадис пришёл в школу на урок математики. Дети бодро решали задачи, в том числе пользуясь его "Четырёхзначными математическими таблицами для средней школы". Брадис похвалил усердие школьников, а потом учительница спросила: "Дети, а вы знаете, кто такой Брадис, который написал эти таблицы?" И дети дружно ответили: "Брадис - это древний грек!".

[Spoiler (click to open)] [more]


Но ВЛАДИМИР МОДЕСТОВИЧ БРАДИС (23 декабря 1890 - 23 мая 1975) был вовсе не древний грек, а советский математик и педагог, придумавший в начале прошлого века способ, позволявший до минимума сократить утомительные расчеты, которые приходилось производить каждому инженеру до появления калькуляторов. Он выбрал несколько наиболее необходимых для практических расчетов функций и посчитал все их значения в широком интервале аргументов с приемлемой точностью - четыре знака после запятой. Результаты своих расчетов Брадис представил в виде таблиц. Для расчетов он отобрал квадраты и кубы, квадратные и кубические корни, обратную функцию 1/x, тригонометрические функции (синусы, косинусы, тангенсы), экспоненту и логарифмы. Для каждой функции была рассчитана своя таблица. Все таблицы были напечатаны в виде небольшой брошюры. Эти таблицы стали советским бестселлером. Они вышли в свет в 1928 году и к 1988 году переиздавались 57 раз! Школьники, студенты, инженеры - все пользовались таблицами Брадиса.
Кроме "таблиц" Брадис написал более ста различных методических статей, учебников, учебных пособий, исследований по математике и особенно по методике преподавания математики в школе и в различных учебных заведениях. Его труд «Методика преподавания математики в средней школе» был издан и переиздан не только на языках бывших советских республик, но и в зарубежных странах.
инет

https://www.facebook.com/groups/1080662432059078