Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

В середине 1960-х годов в Ленинграде в районе Парголово сносили деревянные дома

В середине 1960-х годов в Ленинграде в районе Парголово сносили деревянные дома, освобождали место для нового жилого строительства.
В середине 1960-х годов в Ленинграде в районе Парголово сносили деревянные дома, освобождали место для нового жилого строительства. Во дворе расселённого дома рабочие обнаружили удивительный объект - могилку, над которой возвышался обелиск с прикреплённой фотографией. С фотографии смотрел пёс с большими умными глазами - помесь "двортерьера" с гончей. Подпись гласила: "Дорогому другу Трезору (1939 - 1945 гг.) от спасённых им хозяев". Было понятно, что памятник как-то связан с событиями блокады, и сносить его не стали, а через паспортный стол начали искать бывших жильцов дома.
[Spoiler (click to open)] [more]

Через неделю в тот двор пришёл седой мужчина и бережно снял фотографию собаки с обелиска. Сказал обступившим его строителям:

- Это наш Трезорка! Он спас нас и наших детей от голода. Я его фотографию повешу в новой квартире.

Мужчина рассказал удивительную историю.

Осенью 1941 года окраины северных районов города сравнительно мало страдали от обстрелов и бомбёжек, основные удары немцев приходились на центральную часть Ленинграда. Но голод пришёл и сюда, в том числе и в деревянный дом на четыре семьи, в каждой из которых были дети.

Общим любимцем двора был Трезорка - игривый и смышлёный пёс. Но в одно октябрьское утро в собачью миску, кроме воды, налить было нечего. Пёс постоял, видно, подумал. И исчез. Жители вздохнули с облегчением - не нужно смотреть в голодные собачьи глаза. Но Трезорка не пропал без вести. К обеду он вернулся домой, неся в зубах пойманного зайца. Его хватило на обед для всех четырёх семей. Требуху, лапы и голову отдали главному добытчику...

С тех пор Трезорка начал приносить зайцев почти ежедневно. Пригородные поля опустевших совхозов были заполнены неубранным урожаем - в сентябре к городу подступил фронт. Капуста, морковка, картофель, свёкла остались в грядах. Зайцам раздолье. Их расплодилось очень много.

В семьях двора регулярно варили бульоны из зайчатины. Женщины научились шить из шкурок тёплые зимние варежки, меняли их на табак у некурящих, а табак обменивали на еду.

Охотничьи походы Трезора подсказали ещё один спасительный маршрут: дети с саночками ходили на засыпанные снегом поля и выкапывали картофель, капусту, свёклу. Пусть подмороженные, но продукты.

Во время блокады в этом доме никто не умер. В новогодний вечер 31 декабря детям даже установили ёлку, и на ветках вместе с игрушками висели настоящие шоколадные конфеты, которые выменяли у армейских тыловиков на пойманного Трезором зайца.

Так и пережили блокаду. Уже после Победы, в июне 1945 года Трезор, как обычно, с утра отправился на охоту. А через час пришёл во двор, оставляя за собой кровавый след. Он подорвался на мине. Умный пёс, видимо, что-то почуял, успел отскочить, поэтому не погиб сразу. Умер уже в родном дворе.

Жители дома плакали над ним, как над ушедшим из жизни близким человеком. Похоронили его во дворе, поставили памятник. А когда переезжали в новое жильё - в суматохе забыли о нём.

Тот мужчина попросил строителей:

- Если сможете, не застраивайте могилу Трезора. Посадите на этом месте ель. Пусть у ребятишек-новосёлов зимой будет ёлка. Как тогда, 31 декабря 1941 года. В память о Трезорке.

Жители высотной новостройки уже привыкли, что возле одного из подъездов растёт большая красивая ель. И не многие знают, что она посажена в память о блокадной собаке. Спасшей от голода шестнадцать ленинградцев.

(С) Александр Смирнов, г. Санкт-Петербург

Невыдуманные истории, № 5, январь 2020 года

http://nashaplaneta.su/blog/v_seredine_1960_kh_godov_v_leningrade_v_rajone_pargolovo_snosili_derevjannye_doma_osvobozhdali_mesto_dlja_novogo_zhilogo_stroitelstva/2020-07-09-8466

5 историй с хорошим настроением

1. Как работает уравниловка
1558528276_RgrdR5Z.jpg
Профессор экономики рассказывал, как однажды «завалил» целую группу.

Группа настояла, что социализм «работает» и что никто при этом не будет бедным и никто — богатым. Великое выравнивание! Профессор сказал: хорошо, поставим в этом классе эксперимент на предмет социализма. Все оценки будут усредняться, и каждый получит одинаковую оценку, таким образом, никто не провалится и никто не получит «отлично».
[Spoiler (click to open)] [more]

После первой контрольной оценки были усреднены и все получили «хорошо». Студенты, учившиеся упорно, были расстроены, а студенты, кто учился мало — счастливы. Но ко времени второй контрольной студенты, кто учился мало, занимались ещё меньше, а те, кто учились упорно, решили, что тоже хотят халявы, поэтому занимались немного... Вторая контрольная в среднем дала «удовлетворительно». Никто не радовался.

Когда же прошла третья контрольная, в среднем вышло «неуд».

Результат так и не улучшился, ведь ссоры, упрёки, ругань приводили к враждебным отношениям и никто не собирался учиться за других.



▪2. Обыкновенная магия

В офисе сломался компьютер. Вызвали специалиста. Тот приехал, все починил.

О том, как это происходило, рассказывает сотрудник:

«Пришел программист, пристально посмотрел на компьютер, воздел руки к небу, что-то пошептал, повернул мой стул 10 раз против часовой стрелки, пнул компьютер ногой, еще раз что-то пошептал и ушел. Все заработало. Настоящий маг».

Рассказывает программист:

«Вызывают меня разобраться, что случилось с компьютером. А сотрудник, видать, непоседливый, вертится постоянно на стуле, вот шнур и навертел на ножку стула. Я матерюсь, распутываю шнур. Потом передвинул компьютер подальше, вставил выскочивший штекер и ушел».

▪3. У нас есть такое поверье...

Давным-давно, когда у нас с будущим мужем ещё не было общих машин, дома и планов на отпуск, он принёс мне цветы. Такой простенький букет не первой свежести, на заправке в спешке купил.

— А ты знаешь, — сказала я ему, расправляя помятые розы, — у нас, эзотериков, есть такое поверье, что чем дольше стоят подаренные цветы, тем крепче будут отношения.

Бедный поклонник приезжал каждый вечер, обнюхивал и обыскивал тот букет, который стоял героические три недели. После этого он постоянно таскал мне цветы с заправки, и все они цвели долго, роскошно и немного хвастливо.

Потом мы ездили в отпуск, я забеременела, родилась дочь, мы купили дом, переехали, и он мне открыл страшную тайну, что вот после тех самых стойких цветов он понял — вот это и есть знак судьбы, и ничего не будет мешать, ни возраст, ни дети, ни разные интересы, ни мой скверный характер, и всё у нас получится.

А я, в свою очередь, призналась в том, что каждый день меняла увядающие розы на свежие. Ходила на заправку и докупала.

У нас, эзотериков, есть такое поверье — во что веришь, то и работает.



▪4. Как-то ко мне во двор зашёл пёс...

Как-то ко мне во двор зашёл старый усталый пёс. Судя по ошейнику и откормленному пузу, у него был дом и о нём хорошо заботились. Пёс спокойно приблизился ко мне, и я потрепал его по загривку. Он засеменил за мной и вошёл в дом. Медленно пересёк прихожую, свернулся калачиком в углу гостиной и уснул. Через час он встал и подошёл к двери. Я выпустил его.

На следующий день он опять был у меня во дворе, «поздоровался» со мной, снова зашёл в дом, занял тот же угол в гостиной и опять спал около часа. Так продолжалось несколько недель подряд. Мне стало любопытно, и я приколол записку к его ошейнику: «Хотелось бы узнать, кто хозяин этого замечательного милого пёсика, и знаете ли вы, что почти каждый день он приходит ко мне домой поспать?»

На следующий день пёс пришёл с другой запиской, приколотой к ошейнику: «Он живёт в доме с шестью детьми, причём двоим даже трёх лет не исполнилось. Он просто пытается выспаться. Можно, я с ним завтра тоже приду?»

▪5. Шанс есть у каждого

Объявление гласило: «Продается вилла у моря, 3 этажа. С бассейном и садом. Стоимость — $1».

— Бред! — проворчал бомж и выбросил газету. Прогуливаясь по дворам в поисках пищи, он увидел на стене объявление: «Продается вилла у моря, 3 этажа. С бассейном и садом. Стоимость — $1».

«Опечатка, что ли?» — подумал бомж и пошел, ворча, дальше. Выйдя на проспект, он обратил внимание на огромный баннер: «Продается вилла у моря, 3 этажа. С бассейном и садом. Стоимость — $1».

Призадумался бомж. Стало ему любопытно, какой безумец мог написать такое и решил проверить. Терять ему было нечего, кроме последнего доллара в кармане. Придя по адресу, он увидел ту самую виллу. Робко позвонил. Дверь открыла красивая женщина.

— Извините, я по объявлению. Это не розыгрыш?

— Что вы! Всё правильно.

— Я по поводу стоимости: 1 доллар? Это так?

— Да. 1 доллар. Если вы заинтересовались, можете оглядеть дом.

В восторге от увиденного, он отдал свой последний доллар и стал обладателем шикарной виллы. Но всё же решил узнать, почему такая низкая цена? На что женщина, улыбнувшись, сказала: «Мой муж перед смертью указал в завещании, чтобы я продала нашу виллу и вырученные деньги перевела на счёт его любовницы. Не могу же я не выполнить его последнюю волю?! Объявление провисело полгода, и вы — единственный, кто на него откликнулся. Всего Вам хорошего». И ушла.

Мораль: Всем даётся шанс! Нужно только поверить, что невозможное возможно.
http://nashaplaneta.su/blog/5_istorij_s_khoroshim_nastroeniem/2020-07-12-8623

Дневники первооснователя "Муравейника" - сиротского дома в России

Дневники первооснователя "Муравейника" - сиротского дома в России


За четыре года до Первой мировой войны в селе Алтайском Бийского уезда появился первый в России сиротский дом. Устроитель его, крестьянский сын Василий Ершов, дал ему имя «Муравейник». Двадцать семь лет детская коммуна жила как одна семья, содержалась на средства, которые зарабатывал Ершов и его муравьята.
[Spoiler (click to open)] [more]
</p>

Василий Ершов со своими «муравьятами». Фото: Алтайский государственный краеведческий музей.

Солдатик, вытолкнутый из родного дома нищетой, стал отцом сотням сирот.



Много лет назад я узнала о «Муравейнике» в командировке и, конечно, поехала в Алтайское. Ершовский приют был уже казенным детским домом. И мне охотно отдали дневники Василия Степановича, частью напечатанные на машинке, частью в виде бумажных лохмотьев. Ершов писал карандашом, очень мелким почерком, многое можно было прочитать только с помощью лупы. Недавно наконец-то дошли руки до тщательной расшифровки.



В этом году исполнится 150 лет со дня рождения Василия Степановича Ершова. Фрагменты его дневника, ранее не публиковавшиеся, хочу предложить читателям «Родины».





Солдат Василий Ершов ещё не знает, чему посвятит жизнь и свой дневник. 1904-1905 годы. Фото: из личного архива



О себе



Я чувствую моральное тяготение, чтобы отдать отчет будущему поколению. И здоровье позволяет сделать эту работу. Мне семьдесят лет. Когда кто-нибудь осведомляется о моем состоянии здоровья, уверенно отвечаю: пока не требуется ни капитального, ни текущего ремонта.



Но, к сожалению, мой недостаток тот, что я малограмотный, и поэтому буду вас затруднять пониманием того, что пишу. Хотя мог я эти ошибки, выражения исправить с помощью образованного человека. Но я не хочу бросать пыль читателю в глаза и заводить его в заблуждение. Уверен, вы предпочтете написанную не так красивыми словами чистую правду, чем выраженную красивыми словами ложь.




Солдат Василий Ершов ещё не знает, чему посвятит жизнь и свой дневник. 1904-1905 годы. Фото: из личного архива



В двух километрах от знаменитой Кунгурской ледяной пещеры Пермского края стоит деревушка Полетаево, там я родился в 1870 году 11 августа. Отец, Ершов Степан, был ямщик, но на добрую лошадь заработать так и не смог. У моих родителей было 12 человек детей. Дети шли один за другим. Отец ворчал на мать: «Сократилась бы ты, Федосья, я что, святым духом буду их кормить?» Из братьев я был старший. В деревне звали меня косой заяц, потому что мать родила меня в поле, когда литовкой махала. В поле — значит, заяц, а он завсегда косой.



Деревня наша была нищая, бедность и некультурность, как вековая плесень, царила среди её жителей. Все образование мое — один класс сельской школы, остальные уроки были от жизни. Как солдат я участвовал в подавлении Боксерского восстания в Китае, домой возвращался кругосветным путем — через Японию, Цейлон, Суэцкий канал. Вернувшись домой, сразу сказал отцу и матери: «При такой бедноте дальше жить нельзя. Я пойду в Сибирь на золотые прииски». «Эх, сынок, — вздохнул отец,- не слыхал ты пословицы «Кто золото моет, тот в голос воет»?



Я пришел за золотом к устью Амура, его не нашел, зато руки у меня золотые стали. Я освоил портняжное дело, фотографирование плюс хорошо изучил сельское хозяйство. Семьи у меня не будет, это мое решение. Я женился на девушке из мещанской семьи, она была довольно красивенькая и грамотная. Жили мы небедно, даже оставались средства, которые я тратил на беспризорников, за что получал упреки. Ей хотелось жить только для себя. А мне хотелось и для людей.



Своих детей, после того, как одного ребенка мы потеряли, она уже не хотела иметь. И я решил со своей семейной жизнью покончить. В одном жена была права, в том, что разовая помощь сиротам мало им помогает.



Значит, надо делать приют.





Дом-«муравейник». Фото: из личного архива



Дом



Приют я решил делать на Алтае, подальше от восточной границы, это на случай новой войны. А на Алтае больше всего понравилось мне село Алтайское, в 75 километрах от Бийска. Была осень 1909 года. Заняв хорошую квартиру, я начал портняжить. И вот в начале 1910 года мы с сестрой моей Таней взяли на воспитание двух круглых сирот, а через некоторое время ещё троих.



Я прибил на дверь вывеску: «Детский приют Ершова В.С» Это как громом ударило не только по нашему селу, но и по окрестным. Новость так быстро разошлась, что скоро не стало возможности всех приносимых детей принять.



Приют понемногу расширялся — даже при сопротивлении вредных элементов. У нас в селе образовалась сильная черносотенная организация, отделение российского Союза Михаила Архангела. Во главе её стоял жандарм Саблин, который старался меня с детьми затянуть под свое крыло. Саблин уговаривал: если я соглашусь на его предложение, то он напишет государыне Марии Федоровне, руководительнице Союза, и она пришлет столько денег, сколько я захочу, для постройки больших зданий детского приюта, и о нем будет знать не только Сибирь, но и вся Россия.



«Верю вам, господин Саблин, — отговаривался я, — но я за большим не гонюсь. Может, такое обеспечение детского дома будет хуже для ребят, так как я приучаю их к труду. Чтобы вышли они от меня честными тружениками».



Хозяин дома, где мы жили, был с кулацкими наклонностями и не давал земли под грядки, а о посадке садовых деревьев и мечтать было нечего. И стал я задумываться, как бы построить свой дом. Летами я возил детей в поля, там они собирали ягоды, рвали цветы, купались. Как-то подвел их к большой кочке и говорю: «Глядите, ребята, какая интересная муравьиная кочка». — «А что тут интересного? Муравьи и муравьи». — «Ребята, эта кочка у них — общежитие, они в ней живут зимой и летом. Они её сами сделали. Посмотрите только, как они трудятся». Ребята пригляделись и зашумели: «Да-да, они сильные, больше себя ношу таскают, да ещё издалека. А затаскивают, ой, смотрите, на самый верх!» Муравьи живут хорошо, объясняю. Зимой не замерзают и не голодают. Они запасают себе еды на зиму, уносят её вглубь земли.



С этими словами я промял в кочке ямку. Муравьи быстро забегали, как по тревоге, и стали ямку заделывать. «Если будете мне помогать, как эти вот муравьи, то и мы построим свой дом-общежитие».



Назавтра я сделал на вывеске добавление: «Детский приют «Муравейник» им. В.С. Ершова». Не понимал тогда, что если чьим-то именем называют дома и улицы, то, значит, человек этот уже умер, сейчас даже стыдно вспомнить, какой я сам-то был невежда.



Несмотря на то, что началась война, это был 1914 год, в том же году мы дом подвели под крышу. Какая была радость у моих муравьят, когда мы вошли в свое помещение!..





Будни удивительной детской коммуны. Фото: Алтайский государственный краеведческий музей.



Сыны полка



Со стороны местного начальства нападки продолжались — в виде непредоставления сенокосных угодий. Если и давали участки, то самые неудобья, а налоги требовали, как с добрых земель. Что меня спасало — портняжное дело, это зимой. Конечно, работать приходилось по 16-18 часов, я обшивал чуть не все население Алтайского. И до того уставал сидеть, что мастерил себе табуретки с мягким сиденьем. Немало таких табуреток я «сносил». Когда дети во время обеда подставляли мне стул, я редко садился. Принимал пищу стоя, отдыхая от сидячей работы.



Летом нас подкармливал фотоаппарат. Фотография для наших мест была тогда ещё редкостью, люди снимались с большим желанием. Но нас ждала беда. Мне передали приказ явиться на призывной пункт. Нет, не пойду на войну, думал я, пускай без меня воюют, куда мне девать тринадцать моих сирот? Я теперь, со своим домом, ещё больше сирот наберу. Я рано поседел, борода у меня белая. Думаю, может, забудут обо мне? Но от солдатчины разве скроешься? Забрали меня в Бийск. И пришлось мне перевезти туда и ребят, снял комнаты у одной вдовы.





Будни удивительной детской коммуны. Фото: Алтайский государственный краеведческий музей.



Ночами я дезертировал из казармы к ребятам. Дети прожили в Бийске больше года. И даже ходили в школу. Главный был вопрос, чем кормить детей. Денег не хватало. И от большой беды я вдруг напал на счастливую мысль: если командир остатками от солдатского обеда кормит свою скотину, то дети имеют не меньшее право на эти объедки. И перевел свою коммуну на остатки от солдатского котла.



Когда я в первый раз принес котел из казармы, думал, ребята расстроятся — каково подъедать чужие объедки? Но я не предвидел такой реакции — это была бурная радость. Ведь это — пища взрослых, она стала желанной для муравьят. Яша Усольцев, выкатывая круглые свои глаза, восторженно заплясал: «Мы солдаты, мы солдаты!» Я шел к детям печально настроенный и с удивлением смотрел на своих муравьят. Все-таки за пять лет я не узнал своих детей, как следует, не смог угадать их реакцию!





Будни удивительной детской коммуны. Фото: Алтайский государственный краеведческий музей.



Апрель, Май и Июня



Когда кончилась война, я был уволен как старший по службе. В селе сразу узнали, что я приехал, и скоро детей у меня стало больше, чем было раньше. В том числе набрались и большенькие ребятки. Так что в «Муравейнике» работа закипела. В первую очередь мы осушили болото, подняли берег, направили ручеек, куда надо, и у нас получился пруд. Я выплеснул туда ведро карасей, которые очень скоро развелись. А какая была радость, когда я привез из Бийска лодку! В нашем селе лодки ребята не видывали. Дети сбежались к пруду со всего Алтайского, все желали поплавать.



И первые велосипеды в селе были наши, и лошадки деревянные, и моды. Когда еду в город, обязательно что-нибудь интересное там подгляжу. Дети мои не ходили в одинаковой одежде, как в сиротских домах. Сажусь за платьице какой-нибудь девочке и обязательно спрошу, какое ей хочется. А то увидел в городе что-то чудное — пальто с муфтами. Да это же хорошо! Дети варежки теряют, а тут руки, пока девочки идут в школу, в тепле. И красиво, я красоту ценю высоко. Сшил я пальтишки с муфтами, в селе моих девочек стали ершовскими барчатками называть. Вроде они как барские дети одеты.



Я ребят учу ремеслу. Они делали с охотой все, что я им поручал. Для грязных работ у них была спецодежда — платья или рубахи, сшитые из полотнищ матросских воротников. Большой тюк этой ткани мне удалось купить недорого. После работ в хлеву со скотиной или мытья полов дети обязательно переодевались в чистую домашнюю одежду. Была у них и праздничная одежда.



Детей приводили родственники, а то и подкидывали. Только в одном 1924 году нам подкинули пять малышей. Ваня приготовился доить корову (у нас взрослые дети все доили по очереди), вымыл руки и пошел к хлеву. А через минуту прибежал в испуге: там на крыльце лежит сверток, Ваня хотел его поднять, а сверток пищит!



Оказалось — мальчик. Господи, да он, поди, всю ночь лежал на холоде! Завернул я его в теплую простынку, согрел молоко, развел подслащенной водой, надел на бутылочку соску — пьет! Назвали Апрелем, по месяцу его появления у нас. Потом Май появился. Следующего подкидыша пришлось назвать Июней, все звали девочку Юней.





Василий Степанович и его Ершовы. Фото: Алтайский государственный краеведческий музей.



Ночной бой



Мою работу большинство людей одобряло. Меня награждали грамотами, выбирали в почетные комиссии. Это требовало большой ответственности. А тут у меня начались сердечные приступы. Сердце вдруг гулко застучит. Что будет с «Муравейником», когда умру? Лежать я хотел бы у себя в саду. Но место у нас низкое, сырое, вдруг от моего тела дети получат инфекцию? И я решил в целях гигиены и борьбы с религиозными обрядами добиться кремации моего трупа.



Вот выписка из протокола Алтайского райисполкома от 17 сентября 1932 года:



«СЛУШАЛИ: заявление руководителя деткоммуны «Муравейник» тов. Ершова о даче ему обязательства в случае его смерти труп сжечь в крематории и урну с прахом похоронить на его усадьбе.



ПОСТАНОВИЛИ: принимая во внимание заслуги тов. Ершова, президиум постановил: для воспитания беспризорников и в целях внедрения в деревне практики сожжения трупов вместо религиозных похорон, президиум берет на себя ответственность просьбу тов. Ершова выполнить».



В войну в Алтайское привезли детей из блокадного Ленинграда. Мы помогали им, как могли, продуктами и вещами. К ним часто ходили наши ребята, делали концерты, вместе книги читали. Детей из Смоленска поселили у нас. Они были дистрофики, измученные, травмированные. Мои ребята встретили их, как своих. В войну мы все обеднели. Что такое было купить сотню зимних ботинок!.. Об этом и мечтать не приходилось. Но я организовал свою пимокатную мастерскую, валенки хорошо грели ножки моих детишек.



Была у нас страшная история. В 1947 году к нам привезли семьдесят сирот-немцев с Поволжья. И сразу же наши муравьята решили их уничтожить. Я в то время был в крае на совещании директоров детдомов, а воспитатели не втолковали детям, что немцы-то это наши, советские, русские, можно считать. Но дети ничего этого не понимали. Одно слово — немец — вызывало у них бешеную злобу. И ночью пошли на новичков врукопашную. Свет тогда у нас был от керосиновых ламп, они стояли в коридорах на полочках. Лампы сразу слетели на пол, и в темноте начался настоящий бой. На помощь была вызвана милиция, райкомовские работники и даже колхозные трактористы. Мало того, пришлось вызывать и пожарную команду. У многих ребят на всю жизнь остались шрамы с той ночи.



Будни удивительной детской коммуны. Фото: Алтайский государственный краеведческий музей.



Встреча с Калининым



Успех в учебе, как и труд, у нас оплачивался. Мы сделали свою сберкассу, такую тетрадочку, где отражались все доходы и расходы воспитанников. Выходя из «Муравейника», дети получали все свои деньги, и это было большим подспорьем в их жизни.



Листаю страницы нашей сберкассы и думаю, как же ребята много работали, как скромно тратили свои деньги. Первая страница — Юля, шестой класс. Приход: за танец «Тарантелла» на райолимпиаде 25 р., за поделку кизяков — 3 р.50 коп., за участие в сеноуборке 18 р., за прополку 2 р. 50 коп., за хорошую учебу 5 р., за заведование детским садом 48 р. 80 коп. (Малыши у нас были выделены в отдельную группу, называли мы это детский сад. И старшие дети помогали воспитателю). Расход: конфеты 1 р., кино 35 коп., пряники 2 р., мороженое 1 р., пожертвование на МОПР 3 р., в фонд обороны Кр. Армии 15 р., на подарок папе 16 р…



Воспитанники сами выразили желание делать мне подарки, и я не протестовал, пусть это поможет развивать в них заботливость о других.



В 1935 году я был принят Михаилом Ивановичем Калининым. На мою просьбу о приеме у Калинина очень строгое обратили внимание. «Зачем вам к Михаилу Ивановичу? Кто вы такой?» Я, говорю, организатор детской коммуны. Такое мое заявление вызвало интерес, но когда узнали, что коммуна негосударственная, запротестовали: «Негосударственностью Михаил Иванович не занимается». Я настоял на своем.



В кабинете Калинин обходит свой стол и здоровается со мной за руку. «Я просмотрел вашу биографию, — говорит. — Вы большое дело делаете, сколько детей у вас сейчас?» — «Да только двадцать три человека». — «И вам ещё мало кажется? А каково ваше здоровье?» — «Хорошо себя чувствую. Были небольшие припадки, они как будто изживаются».- «Так вот, товарищ Ершов! У меня пожелание, чтобы ваша коммуна увеличилась до пятидесяти человек». — «Хорошо, Михаил Иванович, я постараюсь».



Долго я думал о своем поступке. И в дороге, и дома это меня тяготило. Да как я буду увеличивать количество? Наберется ли столько детей? Да ведь у меня нет помощника! Правда, ребята мне хорошо помогают и среди них есть и большенькие…



В ноябре крайоно мне сообщило, что детской коммуне «Муравейник» государство дает 25 тысяч рублей для постройки большого дома. И дом надо построить в короткое время. Но за деньгами в крайфинотдел я вырвался только в конце года. Прошу выдать средства поскорее, надо заготавливать лес, пока можно ездить на санях! А меня огорошивают: получить деньги сможете только в марте месяце следующего года. Ох, плохо дело. Это на целый год затягивает строительство. Что на это скажет Михаил Иванович Калинин?



В те годы богатые мужики стали продавать свои дома, хорошие, крепкие. Продавали дешево. И я стал покупать их на свои деньги. А некоторых удалось уговорить подождать оплаты до марта. И к началу года у меня на место будущей стройки было свезено несколько разобранных домов. Вот вам и лесоматериал. А уж дальше дело пошло.





Фото В.С. Ершова с воспитанниками приюта «Муравейник» Фото: «Комсомольская правда»



«Хлебное место»



Когда здоровье мое стало сдавать, я задумался: кому передать заведование «Муравейником»? Выбирать мне было не из кого. И место заведующего занял совсем чужой человек Устинова Зоя Поликарповна. Ох, как нравилось Устиновой управлять «Муравейником»! Но не нравилось, что рядом я, инструктор по труду. И она задалась целью меня как-нибудь отдалить. И что же? Через полгода я уже не был инструктором. В крайисполкоме, узнав такое дело, велели немедленно восстановить меня на работе.



Но Устинова не останавливалась злоупотреблять. Я сделал для себя открытие: детский дом — хлебное место. Пока я углубленно занимался инструкторским делом, она построила в «Муравейнике» свою систему. С некоторого времени наша коммуна стала получать от государства на 100 детей 700 тысяч рублей в год. А детей бывает то 100, то гораздо меньше. Излишки мы всегда тратили на развитие хозяйства. Устинова же расширяла круг обслуживающего персонала, я и не заметил, как их набралось уже 35 человек. Вот куда денежки идут! И я на это повлиять не могу…



Для меня это большая обида.





Итоги



Когда в 1944 году я получил орден Ленина, приехал корреспондент «Комсомольской правды», целую страницу газета нам посвятила. В «Муравейник» пошли письма, из центральных областей, из Латвии, с Дальнего Востока, Турксиба, из Красной Армии. Все просили ответа и снимков из жизни «Муравейника».



Написать всем я, конечно, не мог. Сейчас, когда свободное время у меня появилось, я бы ответил на все вопросы так. Я горжусь своей работой. Ведь я организовал деткоммуну ещё во времена царского строя, я тогда ещё читал по слогам и не мог Маркса от Марса отличить. Мой путь тернист и труден. Но я пробил себе дорогу, научился зарабатывать хорошие деньги и двадцать пять лет не брал с государства ни копейки.



Я среди детей был как старший товарищ, лучший друг и воспитатель. Эта идея неподдельно чисто моя. И подписал бы свое письмо: «Старый Муравей Ершов».



1940-1953



За год до смерти (Ершов умер в 1957 году) его переместили в Бийский дом персональных пенсионеров. Буквально перевезли. Жители Алтайского рассказали мне, что он «критикнул» в районо директора «Муравейника» (тогда это был, говорили, сильный мужчина, он злобу на старика затаил и отомстил). Василий Степанович маялся без детишек, в казенном доме (кроме него в комнате жили ещё четверо); приезжал в «Муравейник», там ему места не находилось.





Последний приют Воспитателя. Фото: из личного архива



Похоронен Ершов на кладбище в Алтайском. Оградка, стандартный железный памятник. Об обязательстве предать его тело кремации и похоронить в саду рядом с «Муравейником» никто и не вспомнил.



Среди воспитанников Василия Степановича, называвших его папой, не было знаменитостей — воспитатель, врач, садовник, инженер, слесарь, летчик, милиционер. Каждому, кто не знал свою фамилию, он давал собственную. Из «Муравейника» ушли во взрослую жизнь 114 Ершовых…



Дом, который построил жизнь



Текст: ]]>Юлия Башарова]]>



Александр Матвеевич Матросов (1924-1943)



Александр Матросов во время Великой Отечественной войны грудью закрыл амбразуру вражеского дзота. Герою Советского Союза поставлены памятники, в его честь названы улицы, парки и школы, о нем написаны книги и сняты фильмы. Шесть лет своей недолгой жизни Саша Матросов провел в Ивановском детском доме, который в 1960 году был назван в его честь.



Лидия Русланова (1900-1973)



Прасковья Лейкина (настоящее имя Руслановой) осиротела в шестилетнем возрасте. Пытаясь прокормить себя и брата с сестрой, будущая Заслуженная артистка РСФСР ходила по улицам Саратова, пела народные песни и просила милостыню. Маленькую певицу заметила вдова чиновника, которая поучаствовала в судьбе девочки. Прасковью устроили в приют при Киновийской церкви, где был собственный хор. Крестьянских детей туда не принимали, поэтому и пришлось сменить имя на более благородное.



Анатолий Игнатьевич Приставкин (1931-2008)



Писатель и советник Президента РФ по вопросам помилования в самом начале Великой Отечественной войны остался круглым сиротой. Сменив множество детских домов, колоний, интернатов и распределителей, мальчишка прочувствовал на себе все тяготы военного и детдомовского детства. Самым известным произведением Анатолия Приставкина стала автобиографическая повесть «Ночевала тучка золотая».



Николай Николаевич Губенко (род. 1941)



Народный артист РСФСР, актер, режиссер и политический деятель Николай Губенко родился 17 августа 1941 года. Отец Коли погиб в бою, а мать, хорошо знавшая немецкий язык, была повешена в 1942 году за отказ сотрудничать с нацистскими оккупантами. Николай Губенко воспитывался в одесском детском доме N 5, а затем был переведен в Суворовское училище. О детстве, обожженном войной, он снял замечательный фильм «Подранки».



Валентин Иванович Дикуль (род. 1948)



До семи лет Валя Дикуль, потерявший обоих родителей, жил с бабушкой и дедушкой. После воспитывался в детских домах Вильнюса и Каунаса. В десять лет будущий народный артист России впервые попал на цирковое представление, и это событие изменило его жизнь. Он сбегал из детдома и целыми днями пропадал в цирке. Однако известность ему принесла не столько цирковая карьера, сколько уникальные методики реабилитации больных с травмами позвоночника.

https://www.kramola.info/vesti/letopisi-proshlogo/dnevniki-pervoosnovatelya-muraveynika-sirotskogo-doma-v-rossii

Необычная история в горах. Встреча с гномами


[Spoiler (click to open)] [more]





Маленькие люди, живущие под улицей: История из Техаса


Эта история была на днях опубликована на сайте "True Horror Stories of Texas", на котором собраны разнообразные техасские городские легенды, байки и ли страшилки. Рассказал ее местный житель по имени Хуан.



Эта история произошла с моим ныне покойным дедушкой, который клялся, что это было на самом деле и что очевидцами, кроме него, были и его два брата. </p>

Мой дедушка скончался в 1998 году, но произошло это событие когда он был маленьким мальчиком в 1920-х годах. При этом дедушка так хорошо запомнил эту историю, словно она произошла вчера.



Однажды в их городке прошел сильный дождь и улицы были залиты большими лужами. После дождя стояла тихая и спокойная погода, кроме того было лето, поэтому моему юному дедушке и его братьям их родители разрешили играть на улице даже когда уже стемнело (Паранормальные новости - http://paranormal-news.ru).



Интернета и смартфонов тогда не было, поэтому дети развлекались самыми обычными способами, в основном бегали по лужам. А когда они устали, то присели на бордюры в конце улицы и стали рассказывать друг другу анекдоты.



Вдруг в сумерках мой дедушка заметил как на другом конце их небольшой улице движутся в ряд пять невысоких фигурок, это были живые существа. Он и его братья решили, что это крысы, которые вылезли из канализации, и тогда они решили забить их камнями. С крысами в те годы даже дети не церемонились.





Но когда они стали подходить к фигурками с булыжниками в руках, то внезапно оказалось, что это не крысы, а маленькие человечки. В высоту они достигали около 8 дюймов (20 см).



Эти человечки напомнили мальчишкам рождественских эльфов. Между собой человечки разговаривали на непонятном языке, но потом один человечек обратился к детям на нормальном английском языке. Он сказал им, что они увидели как дети играют и что они хотели бы играть с ними вместе, но им это запрещают их сородичи, которые живут под землей. 



Потом человечек начал рассказывать, что их народец живет под землей в районе этой улицы уже в течении нескольких тысяч лет и что примерно каждые 100 лет они вылезают на поверхность, чтобы осмотреться как обстоят дела у людей.



Мальчишки и человечек еще немного поболтали, а потом все пять маленьких существ ушли в темноту и дети больше никогда их не видели. 



На моего дедушку и его братьев данное событие сильно повлияло, они не были испуганы, но были поражены, озадачены и никак не могли понять, почему они играли на этой улице каждый день, но никогда не видели этих существ. 



С тех пор они еще долго каждый раз, оставаясь на улице после наступления темноты, пытались высмотреть маленьких человечков. Особенно их волновали входы в канализацию, они считали, что через нее можно было бы проникнуть в подземный мир этих существ. Но все было бесполезно".
http://paranormal-news.ru/news/malenkie_ljudi_zhivushhie_pod_ulicej_istorija_iz_tekhasa/2020-06-24-16984

ВЕРНОСТЬ

ВЕРНОСТЬ
Он открыл глаза. Ничего не болело. Это было странно потому, что последнее, что он помнил, — это яркий слепящий свет и сильный удар в бок. А потом темнота…
Сколько сейчас времени? Надо встать. Надо бежать, возвращаться домой. Витька будет переживать. Да, Витька — всё, о чем он мог сейчас думать.
Попытался встать, но даже не почувствовал собственного тела. Переведя взгляд вбок, он увидел… себя, лежащего на обочине, и столпившихся людей вокруг. Но как такое возможно?
— Эй, дружок, все хорошо, не переживай, — услышал он голос рядом с собой, — ты должен идти со мной. Здесь тебя уже ничего не держит.
— Что случилось?
— Ты умер. Тебя сбила машина. Люди пытаются помочь, но, к сожалению, уже ничего не исправить. Мне жаль, но мы должны идти.

[Spoiler (click to open)] [more]

...
Пёс поднял морду и посмотрел на существо, стоявшее рядом. Было непонятно, мужчина это или женщина, старое оно или молодое. Но от него исходило ощущение спокойствия, безопасности и мудрости. И пёс, не задумываясь, пошёл бы с этим существом, но одна мысль не давала ему покоя… «Витька. Что будет с Витькой, если я не вернусь? Кто будет теперь его защищать?»
— Я знаю, о чем ты думаешь. Но ты ему уже ничем не поможешь. Ты теперь бестелесный дух.
Тоска, которую он еще никогда не испытывал, навалилась на пса. И он заскулил. Смерть его не торопила, а ждала, пока он выплеснет всю душевную боль, которую сейчас чувствует.
Через некоторое время он сказал:
— Хорошо, я согласен уйти с тобой. Но прошу, выполни моё единственное желание: дай попрощаться с Витькой.
— Ты же понимаешь, что он тебя не увидит?
— Зато я его увижу.

На город опустился вечер. Мужчина, ставший невольным убийцей, завернул в найденную в багажнике ткань тело сбитой собаки и повёз хоронить в ближайший подлесок.
По темным улицам шли двое: Смерть в черном балахоне и трусивший рядом пес — лохматая дворняжка с порванным ухом и опущенным хвостом. Они шли туда, где, несмотря на все побои, которые доставались псу от вечно пьяных хозяев, — мужчины и женщины, — он был счастлив. Счастлив потому, что рядом всегда был мальчик, их сын — ребенок, защищая которого он и получал ежедневные тумаки. Каждый день, пока мальчик был в школе, его выгоняли на улицу, а вечером в одно и то же время пес возвращался, встречал Витьку из школы и вместе они шли домой.
Но сегодня он не вернется, сколько бы Витька не ждал его у подъезда. Это угнетало пса сильнее собственной смерти.

Витьку он увидел задолго до того, как они подошли к подъезду. Даже не увидел, а скорее почувствовал, что он там. Стоит и ждет своего верного друга и единственного защитника.
Витька вглядывался в темноту. Из открытого окна доносились пьяные крики и ругательства. Вдруг в этом же окне появилась женская фигура, которая со злобой прикрикнула на мальчика, чтобы он немедленно поднимался.
— Еще пять минуточек, мам. Я должен дождаться Мухтара. Он всегда возвращался.
— Да сдох уже твой Мухтар в какой-нибудь подворотне. Нам легче, не надо будет кормить еще одного нахлебника, — в окне рядом с женщиной появился такой же пьяный мужчина.
«Я знаю, что он вернется. Он всегда возвращался,» — себе под нос прошептал мальчик. Но пёс, который всегда безошибочно угадывал его мысли и настроения, понял, что Витька обо всем догадался. Он тихо подошел к мальчику, не потревожив даже воздуха вокруг него, и уткнулся мордой ему в живот, как частенько делал, чтобы успокоить ребёнка. В этот момент из глаз мальчика потекли слезы.
Смерть стояла поодаль и наблюдала. Ей было ужасно жаль маленького мальчика и его верного хвостатого товарища. Но сделать она ничего не могла. Такова была их судьба…

И тут из окна в сторону мальчика полетел какой-то предмет. Это один из собутыльников его родителей, пытаясь привлечь внимание ребенка и заставить идти домой, швырнул в него разбитой бутылкой.
Пёс, по старой привычке кинувшийся защищать ребенка, не сразу понял, что сейчас от его помощи не будет толку — бутылка просто пролетит мимо и ранит его Витьку. Но случилось невероятное: предмет, как будто встретившийся с телом собаки, отскочил в сторону, не задев ребёнка.
Смерть, подавшись вперёд, обдумывала ситуацию. А Витька, как будто догадавшись, кто стал его спасителем, тихо пробормотал имя пса и посмотрел в ту сторону, где стоял его дух. Конечно, видеть его он не мог, в этом Смерть была уверена. Но что-то заставило ее задуматься…

Когда мальчик начал собираться домой, пёс отошел к своему провожатому и, вильнув хвостом, сказал:
— Спасибо, что дал попрощаться. Теперь я готов идти с тобой.
— Знаешь, вы мне нравитесь. Я вижу, почему ты так рвался домой. Ему будет трудно без тебя, поэтому я, пожалуй, нарушу свое же правило, — пожала плечами Смерть, — я оставлю тебя в этом мире. Но вернуть к жизни не смогу.
— Это значит, что я останусь с Витькой навсегда? — не веря, переспросил пес.
— Да. Отныне ты будешь его ангелом-хранителем и всегда будешь рядом. Возможно, он будет чувствовать твое присутствие. Но увидеть не сможет никогда. Ты согласен?
— Конечно. Спасибо! — пролаял пес, виляя хвостом от радости, и кинулся догонять своего друга.

Лёгкая дымка, которая только что была псом-дворняжкой с порванным ухом, улетучилась. Скрылся в подъезде и мальчик Витька. А Смерть все стояла и смотрела в темноту, понимая, что сколько бы жизней она не забрала, сколько бы столетий не просуществовала, живым существам еще есть, чем ее удивить.
© Liya. Muhina

https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

Душа ребёнка ждёт свою маму на небе


Души детей выбирают себе родителей с Небес, - есть такая гипотеза. И я об этом писала; о том, почему иногда душа ребёнка выбирает плохих, нелюбящих родителей.
А иногда бывает так: душа ребёнка выбрала себе маму и папу, но этим людям ребёнок не нужен. Не готовы они по каким-то причинам принять ребёнка на Земле. Подтвердить эту гипотезу невозможно; так же, как подтвердить научно существование души. Но есть много свидетельств людей, которые рассказывают истории о себе и о своих детях.
[Spoiler (click to open)] [more]

Одна женщина хотела иметь ребёнка. Но жизнь ее складывалась не очень удачно. Не так удачно, как хотелось бы. Сначала она была замужем, но брак быстро распался - муж ушёл к другой. На работе женщина не могла добиться желанного повышения; хотя все силы она отдавала карьере. Она работала до изнеможения, получала ещё одно образование, старалась добиться стабильности и благополучия.

Ей хотелось ребёнка. Но от кого рожать-то? И надо для начала создать базу, улучшить финансовое положение. И страшно рожать одной; мама умерла, отец давно живет в другой семье… Женщина хотела ребёнка, но откладывала и откладывала. И вот ей исполнилось сорок лет. Приличный возраст…

Ей приснился яркий сон. Она находилась в чудесном саду с цветущими деревьями и изумрудно-зелёной травой. Сверкали ручейки, снежно-белые облака плыли низко-низко над травой. И повсюду бегали дети, маленькие весёлые дети смеялись и играли.

Только одна девочка с грустным лицом стояла поодаль. Ей было лет пять на вид. Грустная, не очень красивая девочка с книжкой в руке. Девочка робко подошла к женщине и печально спросила: «мама, а когда мне можно будет к тебе прийти? Когда ты меня заберёшь к себе?». Во сне женщина обняла девочку и заплакала. Так и проснулась в слезах.

Этот сон очень повлиял на судьбу женщины, на ее решение. И через год она родила девочку; подробности писать не буду. А потом, когда горячо любимая дочка подросла, она стала точной копией той девочки из сна. То же лицо. И книжки тоже очень девочка полюбила.

А однажды сказала маме: «я тебя помню! Мы с тобой виделись на Небе, я тебя так долго ждала!». Дети иногда говорят удивительные вещи; а потом забывают и снова ведут себя совершенно обычно и буднично.

Может быть, в том мире, который называли издревле Небесами, нас ждут дети, которых мы не смогли взять в свою жизнь. Обстоятельства разные, не всегда все зависит от нас. Может, они нас ждут и дождутся встречи - не здесь, на Земле, а там, в другом мире, в цветущем саду?

Никто точно этого не знает. Но сердце подсказывает, что это возможно. А доктор Войно-Ясенецкий писал, что сердцу можно верить. Оно умнее ума, оно всегда правдиво...

Анна Кирьянова

https://zen.yandex.ru/media/anna_kiryanova/dusha-rebenka-jdet-svoiu-mamu-na-nebe-5e218fde98fe7900b2b0c70c

Монолог матери.


Монолог матери.
Нет, сын, тебя не заберут цыгане. И дядя милиционер не заберет. И вон той незнакомой бабушке я тебя не отдам.
Нет, бабая не существует, сын. Это тётя просто неудачно пошутила.
Ночью никто тебя за бочок не укусит, не переживай, это просто колыбельная такая. Детская песенка. Да, странная, согласна.
Мальчики — плачут. Они не роботы. Если больно или горько — плачут даже мальчики, и ничего в этом зазорного нет. Я видела, как плакал мой папа, когда погиб наш пёс. Мне было около девяти лет, но я хорошо это помню.
Нет, тетя не будет смеяться, что ты боишься прыгнуть с горки. Она уже ушла, не обращай на нее внимания. Испытывать эмоции — нормально. Испытывать страх — нормально. Не стыдись своих чувств.
[Spoiler (click to open)] [more]


Если ты хочешь посидеть у меня на руках — сиди. Мне тяжело, но я подержу. Значит, тебе сейчас это нужно. А дяде, который дразнит тебя «тыжмужик», надо бы вставить кляп. Ты не обижайся, его самого так дразнили в детстве, и он это так и не перерос.
Это неправда, Андрей, что только послушные мальчики получают конфеты. Жизнь преподносит сладкое и бунтарям тоже. Тем, кто берёт не спрашивая: борется, добивается и не ждёт послушно, когда принесут.
Если не хочешь, то можешь не давать свои игрушки незнакомым детям. Делиться должны только твои клетки, ты — нет.
Давать сдачи — можно. Твой папа был хорошим мальчиком, которого учили не драться. Помогло ли ему это в ужасной уличной драке? Нет. Ему было 15, его избили до полусмерти. Но он был хорошим мальчиком и не дал сдачи. А дядя прокурор был плохим мальчиком и постарался, чтобы тем, кто бил, дали срок.
Если ты услышишь: раз ты такой непослушный, то я не буду тебя любить — не расстраивайся. Тот, кто это говорит — несет ерунду и просто не умеет правильно сформулировать, что ты и твои поступки не одно и то же.
Помни: я люблю тебя одинаково сильно и когда ты ведёшь себя плохо, и когда ты образцовый малыш с ангельским характером. Меня может расстраивать твоё поведение, но ты и не обязан соответствовать моим ожиданиям. Я тебя люблю больше всех на свете. Помни это. Чувствуй это.
И да, Андрей, не все взрослые — умные. Говорят, мудрость приходит с возрастом, но порой возраст приходит один.
Автор Полина Кругликова
https://www.facebook.com/groups/psychologypsychotherapy/

У девочки обнаружили опухоль эпифиза и потом с ней произошли странные вещи


Незадолго до того, как у ребенка обнаружили раковую опухоль в мозгу, с ним стали происходить странные вещи, и они продолжались все время, пока эту девочку пытались вылечить от онкологии.
[Spoiler (click to open)] [more]

Эта история была вчера опубликована на сайте Reddit пользовательницей с ником "purplelilly1" и быстро собрала более сотни комментариев и свыше тысячи лайков. "Моей племяннице поставили диагноз опухоль шишковидной железы (эпифиза) когда ей было всего 3 года. Как вы можете себе представить, это было душераздирающе и потрясло всех в моей семье.

Но я хочу поделиться с вами некоторыми уникальными деталями того, что с ней произошло из-за этой опухоли. Имейте в виду, шишковидная железа с древности известка как "Третий глаз". Я переехала в дом к моей сестре, когда ее дочери - моей племяннице, было 5 месяцев. И еще до того, как ей поставили этот диагноз, я и моя сестра замечали, что с ребенком происходит что-то не то. Было много различных странных симптомов, которые нас настораживали.

Однажды мы с сестрой собирались на семейную встречу и сестра хотела взять с собой дочку. Однако девочка в тот день была необычно вялой, словно больной. Тем ни менее, сестра решила взять ее с собой. Она села в машину на место водителя, а я тем временем помогала усаживать племянницу в детское кресло (Паранормальные новости - http://paranormal-news.ru). Я пристегнула ее как надо, а потом потянулась закрыть дверь машины, когда услышала громкий и четкий голос, который произнес "Не бери ее, она слишком больна".


Мы с сестрой одновременно посмотрели друга на друга и произнесли "Что ты сказала?!". Мы обе услышали это и в первые секунды подумали, что это сказал кто-то из нас. Но так как никто из нас этого не говорил, мы не знали, что и думать.

Мы все-таки решили взять девочку с собой, но на протяжении всего дня, когда мы были с родней на семейном торжестве, племянница была вялой и почти все время спала.
Наши родители тоже заметили это и нашли необычным, что она так много спит днем, потому что раньше за ней такого не замечали.

Прошло пару дней, моя сестра принимала душ в ванной комнате, а я сидела в гостиной. Вдруг я услышала голос сестры, она кричала из ванной мое имя и сердито спрашивала меня "Почему ты так говоришь?".
Я в ответ крикнула ей, что я нахожусь в гостиной и ничего не слышу. Сестра вышла из душа, пришла ко мне и рассказала, что когда она стояла под душем, то услышала голос, который три раза сказал "Твой ребенок умрет".
Прошло еще несколько дней. Вечером сестра стала укладывать дочку спать, а та вдруг начала плакать и говорить, что она не хочет умирать. Мы обе понятия не имели, что на нее нашло и откуда она услышала такие вещи. Это нас очень напугало.

Следующие две недели пробежали очень быстро и все события в них были словно размытые. Моя сестра все-таки решилась повести ребенка в больницу и там девочке поставили шокирующий диагноз - злокачественная опухоль шишковидной железы.
Ее начали лечить, за следующий год у нее было улучшение и два рецидива, а во время рецидивов племянница поражала нас различными экстрасенсорными проявлениями. Когда это начиналось, мы уже понимали - рак снова вернулся к ней.

Эти проявления заключались в том, что племянница могла сказать нам, кто звонит по телефону до того, как мы это узнавали, а еще она говорила "Мама пришла домой" как раз перед тем, как моя сестра подъезжала на машине к дому.

Однажды мы с племянницей садились в автомобиль и я, разговаривая по телефону, пожаловалась на то, что по дороге к моей учебе нет места, где можно было бы купить пончиков. Моя племянница тут же выдала "А ты попробуй заехать на перекресток!". Я спросила ее, откуда она взяла, что там есть кафе с пончиками, а она сказала "Я не знаю, я услышала это в своей голове". И когда мы поехали, конечно же там на перекрестке было кафе с пончиками Dunkin'Donuts.

В следующий раз мы были на очередном семейном мероприятии и там племянница ходила и громко пела песенку "С Днем Рождения тебя!". Мы все смеялись, думая, что она просто веселится, как здоровая и счастливая 4-летняя девочка.
У нас ведь было просто семейное барбекю и ни у кого из членов семьи в тот день не было Дня Рождения. Но позже моя мама вдруг вспомнила и сказала, что сегодня как раз День Рождения ее покойной мамы - моей бабушки.

Одним из последних предчувствий моей племянницы было то, когда она сказала мне, что у меня будет три ребенка и все девочки.

И что она к тому времени уже не будет на земле и не сможет увидеть их. Так оно и случилось, я родила трех дочерей и я уверена, что сейчас моя племянница является для них Ангелом-Хранителем. Она также рассказывала множество разных духовных вещей, пока проходила лечение и пока болезнь не одолела ее.

Она была замечательной девочкой, которая любила Бога. Моей сестре было 25 лет, когда она родила ее, а мне был 21 год. До того мы не были религиозными людьми, но когда в 3 года племянница заболела, она стала просить читать ей Библию. Она была очень особенным человеком".




http://paranormal-news.ru/news/u_devochki_obnaruzhili_opukhol_ehpifiza_i_potom_s_nej_proizoshli_strannye_veshhi/2020-06-15-16958

А.Н.Дмитриев о судьбе Саяно-Шушенской ГЭС.


[Spoiler (click to open)] [more]






Владислав Раткун
Всё норм... красиво... к дате... но Эфир так " не уговорить"... Эфир так не работает... Плотину надо разбирать, водохранилище спускать
https://www.facebook.com/vla.ratkun



Ну вот... вроде как все специалисты успокоили... а тревога осталась... почему? Потому что не учитываются сейсмо события в Саянском районе? Или потому что эпоксидные инъекции это не бетон а временные затычки?
"После 2009 года при модернизации всего комплекса, по некоторым данным, Саяно-Шушенская ГЭС является практически самой безопасной в мире, утверждает пресс-служба СШ ГЭС."

Владислав Раткун

Четыре негритёнка сидели в липкой луже,
из глины собирая, когда их обнаружил,
плотину меж горами, извилистое русло,
о чём то бормотали, работая искусно.
Устроена плотина, макет вполне реален,
Привычная картина, сюжет почти нейтрален,
Четыре негритёнка,раскачиваясь кругом,
О чём то бормотали, шипя и скаля зубы.
Затем они вдруг встали, немного помолчали,
и разом всю плотину ногами распинали...
Четыре инженера, пытались докричаться,
Расчётами пугали, в листах спецификаций.
Бетон трещал, стреляя, в изгибе растяжения
Звонили, заикаясь: " - Спасай детей, Скорее!"
Друг другу по цепочке беду передавая,
Посёлок инженеров сорвался, уезжая,
Начальство следом скоро, остановить попробуй!
И пол дежурной смены в рабочих синих робах.
И треснув в верхнем бъёфе. вниз съёхала плотина
наделав дыр в рельефе, для полноты картины.
...над саваном саваны, в невидимом обличьи
парил, ругаясь матом, Наставник неприлично.
Ему звонили сверху, истребовав отчёта
А он давился смехом, и злился отчего то...
P.S. Вообще стих описывает, как создаются эфирные переносы энергии - и пробои из подпространства в реальность - самыми надёжными резонаторами и активаторами являются дети. Их игры - это ритуалы их имитации и копирования увиденного на картинке или на экране - это целая технология вуду... Однажды в Рое я заметил Воронку - как в фильме про "дозоры" ну решили - накрыли очередной излучатель Серых - а там дети играют а воронка тянется к пром объекту на другом континенте - дети увидели у инженера фотоальбом и вспомнили рассказы про аварии и сыграли в аварию - а завод взорвался...


https://www.facebook.com/vla.ratkun

Операция «Дети»


Самой масштабной акцией по спасению детей за всю историю Великой
Отечественной войны руководила 24-летняя учительница. Матрене Вольской в
1942 году было всего 24 года.
Летом 1942 года молодая учительница Матрена Вольская спасла от смерти более 3 тысяч детей. Она
вывезла их из оккупированной Смоленской области в тыл. Партизанская
операция, которой она руководила, стала самой масштабной акцией по
спасению детей за всю историю Великой Отечественной войны.
[Spoiler (click to open)] [more]

14 августа 1942 года к перрону железнодорожного вокзала города Горького
(ныне — Нижнего Новгорода) подошел необычный эшелон. Около 60 теплушек,
пассажирами которых были голодные и обессиленные, но главное — живые
дети, уроженцы Смоленской области, спасающиеся от немецких бомб и
снарядов. Ради того, чтобы выжить, им пришлось расстаться с семьями и
оставить родную землю, где в те дни шли жестокие бои. Немцы не щадили
мирное население: сжигали деревни, особенно жестоко расправлялись с
близкими коммунистов и теми, кого подозревали в помощи партизанам.


Командир
соединения партизанских отрядов Никифор Коляда, более известный как
Батя, понимал, что единственный способ уберечь детей и подростков от
смерти или угона в немецкие лагеря — отправить их в тыл. Понимали это и
родители: обливаясь слезами, они отпускали своих сыновей и дочерей.

Организовать
сложный переход Батя поручил учительнице начальных классов басинской
школы Матрене Исаевне Вольской. Скорее всего, он не ведал о том, что
24-летняя Мотя сама носит под сердцем сына, зато знал ее как
ответственного бойца и хорошо зарекомендовавшую себя разведчицу. К тому
моменту Вольская уже успела получить орден Красной Звезды за успешно
проведенную партизанами операцию у деревни Закуп.

В помощь ей
Батя смог выделить только двоих — учительницу Варвару Полякову и
медсестру Екатерину Громову. Втроем молодые женщины, каждой из которых в
тот момент не исполнилось и 25 лет, должны были обеспечить безопасную
эвакуацию сотен детей.

"Я не верила, что мы дойдем, —
вспоминала потом Варвара Сергеевна Полякова (Сладкова). Сейчас ее уже
нет в живых, но сохранились телеинтервью, данные в 80-е годы. — Часы
золотые свекровь подарила — я ей их и оставила, думала: не буду жива —
так хоть часы пригодятся...".



ПЕРВЫЙ ПЕРЕХОД

23
июля 1942 года на площади в деревне Елисеевичи стоял плач. Собралось
около полутора тысяч детей с провожатыми — у многих отцы были на фронте,
старшие братья и сестры воевали в партизанских отрядах, кто-то уже
успел получить похоронки. Страшно было оставлять родных, но еще страшнее
— оставаться. В поход брали тех, кому исполнилось минимум 10 лет. Самым
старшим было 16–17 лет. Партизаны понимали, что те, кто младше, просто
не смогут пройти 200 километров по бездорожью и болотам, в прифронтовой
зоне — "ничейной" полосе, где нападения фашистов можно ожидать с любой
стороны и в любой момент...

"Очень страшно было, — рассказывала
Варвара Сергеевна. — Не за себя — за них. Как нам с таким количеством
сообразить, как провести их по опасной дороге?"


Медсестра Екатерина Громова отвечала в походе за самых маленьких. Она умерла вскоре после окончания войны
Детей
разбили на отряды по 40–50 человек, назначили связных. Впереди шла
командир операции Вольская с самыми старшими, затем — Полякова с
ребятами помладше и замыкала процессию медсестра Громова с самыми
маленькими. Шли днем: ночами дети прятались в лесу, а Матрена шла на
разведку на 20–25 километров вперед, проверяя дорогу: не заминирован ли
путь, нет ли впереди фашистов. К утру возвращалась обратно, чтобы снова
вести отряды вперед.

Вскоре после начала пути Вольскую вызвали в
партизанский штаб. Вернувшись, она сообщила: спланированный маршрут
придется изменить — разведка донесла, что на нем поджидают немцы.
Придется идти другой дорогой, по буреломам и болотам. Мотя организовала
старших ребят, чтобы сделали лежнёвку — так смогли пройти не только
люди, но и несколько лошадей, груженных вещами и нехитрым провиантом.

В
те июльские дни стояла сильная жара. Воды вокруг много, но пить ее было
нельзя: колодцы и даже вода реки Гобзы — все было отравлено трупным
ядом, фашисты сбрасывали туда тела убитых. Лишь озера, где вода
оставалась чистой, поддерживали силы "детской армии". Завидев Западную
Двину, дети бросились к воде, выйдя из-под укрытия леса. Три немецких
истребителя, круживших до этого в стороне, открыли по ним огонь. Дети
кинулись врассыпную, и только одинокая подвода с лошадью осталась стоять
у берега. Оказалось, там была совсем ослабевшая Женя Алехнович — ее
ранило.

Невероятно, но факт: это была единственная пострадавшая
девочка, остальные добрались до железнодорожной станции Торопец
невредимыми.

3225 ЖИЗНЕЙ

По дороге к идущим
присоединялись дети из окрестных сел и деревень — Вольская никому не
отказывала, принимала всех. В Торопце — снова около тысячи детей
пополнения. Несколько суток ждали состав — ребят разместили в бывшей
школе и полуразрушенном клубе в роще да при воинской части, где солдаты
делились с детьми своими пайками. Но станцию обстреливали, и казармы — в
первую очередь, так что пришлось Моте перевести детей в безопасную
рощу.

В ночь на 5 августа состоялась долгожданная посадка в
поезд. Вдоль 60-вагонного эшелона растянулась "армия" Вольской:
подростки постепенно занимали вагоны, на крышах которых огромными
буквами было написано "ДЕТИ". У Моти не шли из головы вопросы: сколько
они будут в дороге? Выдержат ли? Чем их кормить? У многих начались
кишечные заболевания, конъюктивит, кровили десны...

Первоначально
смоленских ребятишек планировали эвакуировать за Урал. Но, видя
состояние своих подопечных, Вольская понимала: если ничего не сделать, в
Свердловск она привезет трупы. На остановках Мотя начала рассылать
телеграммы в ближайшие по пути следования крупные станции — Ярославль,
Иваново, Москву. И вот пришел ответ из Горького: там были готовы принять
детей. На станции эшелон встречали представители городских и областных
властей и врачи. Многих детей пришлось выносить на носилках, но все же
Вольская смогла доставить их живыми. По свидетельствам очевидцев, 3225
ребят благополучно добрались из оккупации в тыл!



http://nashaplaneta.su/blog/operacija_deti/2020-06-12-7459