terrao (terrao) wrote,
terrao
terrao

Categories:

Загадки Урала и Сибири. Великаны


Легенды и сказки про великанов - людей огромного роста, можно найти у многих древних народов. Истории про великанов, претендующие на достоверность и рассказанные путешественниками или летописцами встречаются куда реже и тем ценнее эти свидетельства.
Согласно этим записям, когда-то многие сотни лет назад на территории Северного Урала и Сибири можно было встретить людей необычно высокого роста. Причем это не были отдельные случаи физических аномалий (гигантизма), которые встречаются иногда и в наше время, так как есть сообщения о целых племенах (!) русских великанов.
[more]



Одно из документальных свидетельств о русском великане принадлежит Ахмеду ибн Фадлану, который в 921—922 годах вместе с посольством багдадского халифа посетил царя волжских булгар, проехав перед тем и по русским владениям. Книга, написанная Ибн Фадланом, — бесценный источник по истории дохристианской Руси, включая Приуралье, но интересующий нас отрывок из нее обычно стыдливо замалчивается. А рассказывается в нем ни больше ни меньше как об исполине, проживавшем в окрестностях булгарской столицы.



Арабский путешественник поведал о том, как, еще находясь в Багдаде, он слышал от одного пленного тюрка, что при ставке владыки Булгарского царства содержится в неволе один исполин — “человек чрезвычайно огромного телосложения”. Когда посольство прибыло на Волгу, Ибн Фадлан попросил царя показать гиганта.



К сожалению, великана не так давно до визита араба умертвили из-за буйного и злобного характера. Как рассказывали очевидцы, от одного взгляда исполинского существа дети падали в обморок, а у беременных женщин случались выкидыши. Одичавший великан был пойман далеко на Севере, в стране Вису [по мнению современных историков, это — летописная весь, жившая где-то в районе Печоры] и доставлен в столицу Волжской Булгарии.



Его держали за городом, прикованным цепью к огромному дереву. Здесь же и удавили.



Ибн Фадлану показали останки: “И я увидел, что голова его подобна большой кадке, и вот ребра его подобны самым большим сухим плодовым веткам пальм, и в таком же роде кости его голеней и обе его локтевые кости. Я изумился этому и удалился”.



Между прочим, есть сведения, относящиеся к концу XIX века: при вскрытии одного из могильников в Поволжье (правда, южнее тех мест, о которых говорит Ибн Фадлан, — в Саратовской губернии) там были обнаружен скелет гигантского человека.



Если кто-то думает, что его хотят мистифицировать, пусть тогда дознакомится с другим свидетельством: его можно найти в книге с поэтическим названием “Подарок умам и выборки диковинок”. Она принадлежит перу другого арабского путешественника, ученого и богослова Абу Хамида ал-Гарнати. Спустя более ста лет после Ибн Фадлана он также посетил столицу Волжской Булгарии и встретил там такого же великана, но только живого, и даже разговаривал с ним:



“А я видел в Булгаре в 530 году [1135—1136] высокого человека из потомков адитов, рост которого больше семи локтей, по имени Данки. Он брал лошадь под мышку, как человек берет маленького ягненка. А сила у него была такая, что он ломал рукой голень лошади и разрывал мясо и жилы, как другие рвут зелень.



А правитель Булгара изготовил ему кольчугу, которую возили в повозке, а шлем для его головы, как будто котел. Когда случалось сражение, он сражался дубиной из дуба, которую держал в руке, как палку, но если бы ударил ею слона, то убил бы его. И был он добрым, скромным; когда встречался со мной, то приветствовал меня и здоровался со мной почтительно, хотя моя голова не доставала ему до пояса, да помилует его Аллах ”.



Похожие сведения сохранились и в скандинавских источниках. Они касаются набегов варягов в отдаленные районы Русского Севера. Здесь неутомимые разбойники-землепроходцы неоднократно сталкивались с племенами исполинов, причем — как обычных великанов мужского пола, так и племен, состоящих исключительно из женских особей (так сказать, амазонок-великанш):



“Когда они проплыли некоторое время вдоль берега, увидели они, что стоял там очень высокий и огромный дом. <...> Увидели они, что храм был очень большим и построен из белого золота и драгоценных камней. Увидели они, что храм открыт. Показалось им, что все внутри сияло и сверкало, так что нигде не было даже тени. <...>



Там увидели они стол, какому подобает быть у конунга, покрытый дорогой материей и [заставленный] разнообразными драгоценными сосудами из золота и драгоценных камней. <...> За столом беседовали 30 великанш, а жрица была в центре. Они [викинги] не могли понять, была ли она в образе человека или какого-то другого существа. Всем им показалось, что на вид она была хуже, чем можно выразить словами ”.



Спустя некоторое время примерно такую же картину описывал датский историк-хронист Саксон Грамматик (1140 — ок. 1208), рассказывая о плавании дружины викингов по Белому морю, с той разницей, что здесь уже речь шла не о храме и “амазонках”, а о пещере, где жили великаны.

 </div>





Русский Север на самом деле переполнен рассказами об исполинах. Еще в начале XX века среди поморов, плававших к Новой Земле, бытовало предание, что там в одной из прибрежных пещер находятся гигантские человеческие черепа с оскаленными зубами.



Сибирские сказания о встречах с великанами собирал и записывал всемирно известный ученый-археолог Алексей Павлович Окладников (1908—1981). Охотник и оленевод Николай Курилов с низовий Лены рассказывал ему, что некий человек, охотившийся зимой на песцов, обнаружил на берегу Ледовитого океана огромные человеческие следы, которые выходили из моря.



Охотник решил выяснить, куда же уводят следы по суше. После двух суток езды он увидел перед собой гору, возвышавшуюся среди тайги, как остров. Здесь следов было особенно много. Вдруг появилась женщина высотой в несколько сажен. Она взяла Николая Курилбва за руку и повела в дом, где находился мужчина-великан.



Тот сказал охотнику: “Я сам виноват, что показал свои следы, иначе бы ты не пришел сюда. Отправляйся назад домой, только никому не рассказывай об уведенном. А я помогу тебе вернуться. Не выходи, пока я не приготовлю нарту. Выйдешь потом”. Через некоторое время великан вернулся в дом и повелел: “Теперь выходи”. Кругом был сплошной туман, не видно ни зги. Великан посадил охотника на нарту, завязал ему глаза и сказал: “Когда доедешь до своей земли, собак отпусти”.



Обратный путь занял у охотника только один день и без ночевки. Когда охотник развязал глаза, то увидел, что его везут не собаки, а два волка. Сзади мчалась груженная до верху его собственная собачья нарта. Придя домой, охотник отпустил волков, и они сразу исчезли. Когда он раскрыл груз, то увидел гору дорогих мехов. Дело в том, что великан спрашивал незваного гостя: “Почему ты бродишь один по берегу моря”. Тот ответил, что этим он живет. Потому-то великан из жалости и дал так много пушнины.



До старости Николай Курилов никому и ничего не говорил, а рассказал только при смерти.



Про таежных великанов у разных сибирских народов сохранилось немало легенд. Существует поверье, что они уносят из охотничьих костров горящие головешки. Великаны эти отличаются от обычных людей не только ростом, но и длинными густыми бровями или же тем, что сплошь покрыты волосами. Поэтому их другое название — “бородатые люди”. Живут “бородатые” не по одному, а целыми поселками. Форма домов куполовидная, внутри они освещались не печами, а неведомым “светящимся камнем”.



Во многих легендах земля обитания племени великанов связывается с островами Ледовитого океана. В середине XIX века со слов очевидца была записана следующая история. Некий промышленник осматривал звероловные снасти на островах около Колымского устья. Там его застигла пурга, и он заблудился. Долго блуждал по ледяной пустыни, и наконец собаки привезли его в незнакомое селение, состоящее из нескольких изб.



Поздно вечером пришли с промысла мужики огромного роста и стали расспрашивать незнакомца: кто он, откуда, по какому случаю и зачем заехал сюда, не слыхал ли он о них прежде и, наконец, не подослан ли кем? Промышленника, рассказавшего всю эту историю, они держали под присмотром шесть недель, поместив в отдельном доме и не дозволяя отлучаться ни на шаг. Часто он слышал звон колокола, из чего и решил, что попал в раскольнический скит.



Наконец хозяева согласились отпустить промышленника, но взяли с него клятву молчать обо всем виденном и слышанном. Затем они ему завязали глаза, вывели из селения и проводили очень далеко. При расставании подарили большое количество белых песцов и красных лисиц.



В то же время верхоянский исправник извещал иркутского епископа Вениамина, что на Ледовитом океане есть “неизвестный географии остров”. Он в хорошую и ясную погоду с острова Новой Сибири к северо-востоку представляется точкой.



На этом острове есть жители. Их называют бородачами, потому что, говорят, народ совершенно оброс волосами. С ними весьма редко и под страхом смерти имеют сношения дикие чукчи, которые передают о сем под секретом чукчам, платящим ясак. Те же, в свою очередь и тоже под секретом, рассказывают обо всем русским.



Народное предание гласит, что бородачи на островах Ледовитого океана жили давным-давно и что какой-то епископ со свитою был занесен сюда и выброшен на берег. Будто бы слышал он на том острове звуки колоколов, но в жилье свое бородачи его не допустили. Они торгуют только на берегу, и к островам своим чужаков не подпускают.



Кроме того, уже в конце XX века один колымский старик, услышав об экспедиции Седова на Северный полюс, сказал: “Ну значит, беспременно к людям, что в домах с золотыми крышами, заедут”, намекая на таинственных островитян, о которых говорят легенды русского и коренного населения прибрежья Ледовитого океана.


http://earth-chronicles.ru/news/2017-12-18-111083

Загадки Урала и Сибири. Чюлюгдеи


В конце XVII века поступила в царский Сибирский приказ “отписка” Енисейского воеводы князя К. О. Щербатого о диких людях чюлюгдеях. В “отписке” говорится, что в феврале 1685 года “почала быть словесная речь меж всяких чинов, будто в енисейском уезде, вверх по Тунгуске реке, явились дикие люди об одной руке и об одной ноге”.



И вот воевода велел “про тех вышеописанных диких людей тех тунгусов расспросить, где те дикие люди и в каких местах живут и каковы они в рожи, те люди, и какое на себе платье носят”. На допросе очевидец — крещеный тунгус с Каты-реки Богдашка Чекотеев — рассказал такую историю:



“Вверх де по Тунгуске реке иду ни, <... > на высокой горе, в камени, от Тунгуски реки версты с три видел он, Богдашко, яму, а та де яма во все стороны кругла, шириною аршина по полтора и с той де ямы исходит дух смрадной, человеку невозможно духа терпети, и у той де ямы состоял он, Богдашко, долго и не мог от того смрадного духа и одшед де от ямы лежал от того духу головною болезнью день.



А какова де та яма пошла в землю шириною и в глубину того де он, Богдашко, не ведаетъ, потому что де он в ту яму не заглядывал, а около де той ямы мелкой и большой стоячий лес на кореню, по местамъ знаки строганы ножемъ или иным чем во многихъ местах.



А у своей братьи, у тунгусов, он, Богдашко, слыхалъ, что живут де в той яме люди, а имена тем людям чюлюгдеи, а ростом де те люди среднему человеку в груди, об одном глазе и об одной руке и об одной ноге, <... > а зверя де всякого и птицу они чюлюгдеи стреляютъ из луковъ, а режут де зверя и дерево стружут пилою, а каким де образцом лук и стрела и пила того де он, Богдашко, не слыхал и не видал.



А торг де у них чюлюгдеев с ними, тунгусами, такой: приносят де тунгусы на их дороги, по которым дорогам они чюлюгдеи ходятъ, дятлевое птичье перье и тоде перье втыкают, они около стоячего лиственичного дерева в лиственичную кожу а те де чюлюгдеи пришед, то перье емлют без них тунгусов, а тем де тунгусам вместо того перья кладут на то ж место стрелъные всякие птицы и своего дела а какую де посуду кладутъ медную или железную или какую и для чего де дятлевое перье себе емлют, того де он, Богдашко, не слыхал ”.



Колоритный текст — ничего не скажешь: один стиль да лексика чего стоят. Но главное в другом: что же именно узрел крещеный тунгус Богдашка Чекотеев в огромной и глубокой, как бездна, яме, уходящей под землю, откуда шел такой неприятный “смрад”, что видавший виды сын тайги целые сутки пролежал в полуобморочном состоянии?



Не верить наивному, но честному тунгусу оснований нет. Он просто не смог правильно интерпретировать то, что увидел, а потому использовал столь вычурные понятия и образы. Ясно, что лаз под землю (“яма — во все стороны кругла”) был. Что за дурманящие испарения оттуда шли — сказать трудно: во всяком случае смертельными они не были, так как иначе никакие живые существа в столь неблагоприятной среде выжить бы не смогли.



Что же в таком случае представляли собой эти самые загадочные чюлюгдеи?



Менее всего на сей счет должен был удивляться сам рассказчик, ибо все увиденное им прекрасно вписывалось в традиционное тунгусское мировоззрение. По космологическим представлениям тунгусов-эвенков, Вселенная состоит из 5 частей (слоев), именуемых буга — “земля”:



1. Верхняя земля — Угу-буга;

2. Средняя земля — Дулин-буга;

3.Нижняя земля — Эргу-буга;

4. Земля Долбор;

5.Земля Булдяр.



Земля Булдяр стоит особняком: это даже не материк, а семь блаженных островов в далеком океане, ее история теряется во тьме тысячелетий и живо напоминает Гиперборею. Здесь, как и на Верхней и Средней землях, светит Солнце и обитают обычные люди. Только Верхний мир представляет собой необозримое небо, а Средний мир — земную твердь.



Любопытно, что эвенкийский Космос тоже населен людьми: они живут и на Луне — Бега, и на Венере — Чолпон, и даже на Большой Медведице — Эвлэн. Как именно смертные люди стали небожителями и с помощью каких средств оказались в далеком Космосе, — легенды умалчивают. Зато подробно описывают деяния богатырей, населяющих Средний мир.



Жители трех солнечных миров — почти что родственники. Они женятся между собой, а мужчины иногда даже обмениваются женами. Друг с другом общаются при помощи пения, в гости же летают либо на крылатых оленях, либо пользуясь услугами огромной белой птицы — настоящего “тунгусского самолета”.



Но наиболее интересны с точки зрения невероятных сведений из “отписки” Енисейского воеводы два нижних (подземных) мира. Здесь находится Земля мертвых и живут кровожадные людоеды вэрсэ.



Последние регулярно выбираются из-под земли наружу и устраивают охоту за живыми людьми: мужчин, мальчиков и старух они убивают и поедают, а молодых женщин и девочек уволакивают в подземное царство, где используют в качестве наложниц и рабынь. Проникают же вэрсэ-людоеды наверх через отверстия, подобные тому, про которое рассказал тунгус Богдашка Чекотеев.



Кстати, качество “одноглазое” применительно к древним или незнакомым народам вовсе не означает отсутствие одного глаза как такового, а может служить всего лишь средством описания необычного одеяния, украшений, вооружения или другой атрибутики (например, шаманского бубна). Особенно это характерно для северных и сибирским этносов, облаченных в меховые одежды с куколем на голове.



В старину их нередко изображали так, что сразу и не разберешь, что это за “одноглазые” существа такие. Правда, маловероятно, чтобы крещеный тунгус Богдашка Чекотеев спутал собрата в куколе с одноглазым “дивом”. Тем не менее вопрос остается открытым.



Гораздо интереснее другое — способ общения подземных чюлюгдеев с сибирскими аборигенами. Он носит явно символический характер, и от него веет такой архаикой, что поневоле на ум снова приходят гиперборейские времена, когда доминировали птичьи и другие животные тотемы, а одежда и головные уборы делались не только из шкур, но и из перьев. Иначе зачем странным подземным обитателям обмениваться с жителями тайги дятловыми перьями (а ниже в протоколе допроса к ним прибавляются еще и перья сойки)?



Дятел же один из древнейших общемировых тотемов: достаточно вспомнить, что символом Олимпийского Зевса, помимо классического орла, был также и дятел. В коллекции Государственного музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамере) имеются образцы перьевой одежды, доставленной в свое время из Русской Америки. В Петербурге экспонируются, к примеру, моллок — церемониальная накидка из шкуры кондора и киликуй (кокшуй) — церемониальный костюм из перьев ворона.



Аналогичные одеяния были широко распространены и у сибирских народов. Миссионер-этнограф XVIII века Григорий Новицкий в своем трактате “Краткое описание о народе остяцком” писал, что главная одежда хантов его времени состояла из хорошо обработанных шкурок гусей, лебедей, чаек, сорок и других птиц (с той же целью использовались искусно выделанные кожи рыб, главным образом — налима, осетра и стерляди, в изобилии водившихся в Оби)
http://earth-chronicles.ru/news/2017-12-18-111084
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments