terrao (terrao) wrote,
terrao
terrao

Category:

Железный робот Ивана Грозного

«Железный мужик», или «железный человек», прислуживающий за столом или по дворцу не хуже, чем живой слуга, встретился в полуистлевших бумагах еще двух купцов, которые
регулярно торговали с Россией и были допущены к царскому двору.
Один из авторов больше увлекался описанием российских диковинок, чем подсчетом рублей и гульденов.
«Железный мужик» прислуживает царю за столом, подает ему при
ошеломленных этим зрелищем гостях кафтан, метет метлой двор.
Когда царю возразили, что вещь эта — не искусством мастера сотворенная, царь сначала осерчал. Но выпив кубок мальвазии, кликнул трех людей мастерового вида, одетых по-боярски, и
что-то им приказал. Те открыли спрятанные под одежей железного мужика
крышки, внутри него оказались шестерни и пружины, двигавшие руки, ноги и
голову.
Гости с перепугу протрезвели, а русский
царь прихвастнул, будто такие слуги «были на Руси еще века два-три
назад».

[more]

Письма никому не известного голландского купца Йохана Вема так, наверное, и остались бы лежать невостребованными в одном из отделов Национального архива Нидерландов, не найди в них двое молодых ученых настоящую сенсацию времен Ивана Грозного. Сенсацию, которая способна перевернуть наши представления об истории появления и развитии робототехники. Питер Дэнси — «чистый», так сказать, историк, интересующийся больше всего нравами и образом жизни людей разных эпох. Заинтересовавшись Россией, он попытался отыскать в архивах что-нибудь любопытное из нашей с вами истории. И наткнулся на письма, дневники и записки купца Йохана Вема, который, как свидетельствуют педантично проставленные даты, неоднократно бывал в России «гостем», то есть торговал с купцами и... двором самого Ивана Грозного.

Менее пытливый, чем Вем, человек скорее всего отложил бы все эти бумаги в сторону — купец слишком подробно подсчитывал (очевидно, в назидание мотам - наследникам) результаты многочисленных торговых операций с современниками и подданными царя, которого в последнее время все чаще называют и царем-просветителем. Другой отложил бы...

А Дэнси листал и листал, пока не начал
находить записи, имеющие интерес не для одного лишь давным-давно в бозе
почившего скопидома. Во-первых, молодой исследователь нашел несколько
разнесенных по времени в месяцы или даже годы дат о продаже царскому
двору крупных партий книг. «А еще закуплено было книг рукописных и
печатных и продано для царских хранилищ на 5 тысяч золотых гульденов».



Сумма по тем временам невероятная. Дэнси
подсчитал: целая флотилия тогдашних торговых судов потребовалась для
доставки груза ко двору Грозного. «Для того побиваемы были литовцы и
открываемы русским царем выходы к морям на почетных для него условиях
завоеванного добрососедства». Ну тут, допустим, голландец преувеличивал,
не для покупки одних только западных произведений культуры прорубали
русские цари окна в Европу.



Но факт остается фактом, о науках Иван
Васильевич задумывался ничуть не меньше, чем об усмирении
«верноподданных чад своих». А вот «железный мужик», на воспоминания о
котором Дэнси наткнулся буквально через несколько вечеров занятий в
архиве, — это новость. Сначала он принял словосочетание за обычную игру
слов: «Побил железный мужик на потеху пировавшим царского медведя, и
бежал медведь от него в ранах и ссадинах»,




«Железный мужик на удивление всем
подносил царю чашу с вином, кланялся гостям и что-то напевал на этом
невыносимом русском языке, который мне так никогда и не поддался».




Жаль, что не поддался. Наверное, сейчас
отыскались бы в ином случае гораздо более подробные описания «железного
мужика» и его диковинных песен. Однако и найденных строк хватило Дэнси
для того, чтобы обратиться к своему другу, приятелю еще по колледжу,
специалисту по робототехнике Стиву Леннарту.



Вдвоем они не поленились перерыть
Монбланы архивной пыли, найти и восстановить записи и письма
современников Грозного и Вема. Вот оно! «Железный мужик», или «железный
человек», прислуживающий за столом или по дворцу не хуже, чем живой
слуга, встретился в полуистлевших бумагах еще двух купцов, которые
регулярно торговали с Россией и были допущены к царскому двору.



Один из авторов больше увлекался
описанием российских диковинок, чем подсчетом рублей и гульденов.
«Железный мужик» прислуживает царю за столом, подает ему при
ошеломленных этим зрелищем гостях кафтан, метет метлой двор.



Когда царю возразили, что вещь эта — не
искусством мастера сотворенная, царь сначала осерчал. Но выпив кубок
мальвазии, кликнул трех людей мастерового вида, одетых по-боярски, и
что-то им приказал. Те открыли спрятанные под одежей железного мужика
крышки, внутри него оказались шестерни и пружины, двигавшие руки, ноги и
голову.



Гости с перепугу протрезвели, а русский
царь прихвастнул, будто такие слуги «были на Руси еще века два-три
назад». Интересно свидетельство о том, что «железный мужик» служил за
царским столом только в жаркую солнечную погоду. Прочитав это у Вема с
Леннартом, журналист обратился с комментарием к специалисту, кандидату
технических наук, научному сотруднику Института металлов и
металловедения Генриху Добровольскому.



— Думаю, Дэнси с Леннартом слегка
фантазируют, приписывая дворцовым мастерам Грозного умение создавать
чуть ли не солнечные батареи. Все, по-моему, проще. Если прикинуть
уровень развития техники того времени и принять во внимание любовь
богатых людей ко всяким заводным шкатулкам, механическим «музыкальным
ящикам», то можно выстроить такую версию.



«Железный мужик» приводился в действие
механическим движителем, основным элементом которого была
биметаллическая пружина. Наука располагает доказательствами того, что в
принципе проблему биметаллических пластин решили на практике еще химики.
На солнце пружина быстрее разогревалась, и этот несомненный прообраз
современного робота «не ленился» и поворачивался быстрее. Как были
запрограммированы команды?



Этот вопрос намного сложнее. В общем-то,
и систему «управления на расстоянии» путем включения набора
определенных шестерней уровень тогдашней техники решить позволял.
Куранты ведь, между прочим, начали исправно отбивать положенное время
еще до Грозного. Д. Ларину удалось разыскать свидетельства того, что
дальние потомки современного робота (музыкальный ящик сложной
конструкции, механическая пианола и т. д., работающие по абсолютно
аналогичному принципу) создавались здесь, у нас, а не завозились
издалека.




Маленькая деревянная марионетка из
Германии, изображающая монаха, датирована серединой шестнадцатого века и
оснащена рычагами и шарнирным механизмом суставов. Справа механическая
женщина играющая на лютне того же периода.Ныне иноземная блоха,
подкованная Левшой, превратилась из легенды в факт истории.</em>


</blockquote>

 



«Железный мужик» был скорее всего
конструкцией сложной, но по миниатюрной технике исполнения уступал — был
он «пальцев на пять выше нормального человека и поворачивался резче,
чем это делали бы мы». Видели ли вы, кстати, как поворачиваются
промышленные роботы — стальные машины-руки, используемые, например, при
сварочных работах или окраске автомобильных кузовов? Совершенно верно!
Несколько резче, чем их создатели.



На мой взгляд, и эта запись из бумаг,
найденных Дэнси и Леннартом, свидетельствует: древние русские мастера
собрали фантастический для своего времени промышленный робот со
специфическими задачами. А что приводился он в действие не нынешними
источниками энергии... Тем выше заслуга умельцев.



paranormal-news.ru




http://nashaplaneta.su/blog/zheleznyj_robot_ivana_groznogo/2015-08-09-78425




Железный человек

Боевые шагающие машины появились на страницах фантастических произведений сравнительно поздно - в середине XIX века, когда паровые и электрические механизмы прочно вошли в жизнь и уже не ассоциировались с чем-то невероятным.

Однако мимо шагающих гигантов не смог пройти Жюль Верн, в 1880-м воплотивший на страницах «Парового дома» огромных паровых слонов, а в 1897-м посадивший злобных марсиан на треножники.

Механизмы прерий

В конце XIX века на страницах литературных журналов весьма часто можно было встретить самых настоящих паровых людей - эдаких оживших Железных дровосеков. Первый подобный персонаж появился в старой доброй Англии, которая в те времена лидировала в торгово-промышленной сфере. Поэтому появление парового человека органично вплелось в жизнь литературных героев.



В 1868 году писатель Эдвард Эллис в романе «Паровой человек прерий» поведал читателям об изобретателе Джонни Брейнерде, которому удалось сконструировать первого в мире робота (впрочем, тогда этого слова еще никто не знал).

К этому изобретению Джонни вели повороты судьбы: мальчик, получивший в результате родовой травмы горб, рос весьма замкнутым. Его отец, блестящий конструктор, автор множества патентов, умер рано, но Джонни унаследовал его талант и часами мастерил самодвижущиеся игрушечные повозки, корабли и паровозы.

Когда изобретатель вышел из подросткового возраста и игрушки, пусть и самоходные, ему наскучили, мать внезапно предложила Джонни создать полноценного... человека, приводимого в движение силой пара. Брейнерд с энтузиазмом взялся за дело, и спустя много лет железный человек наконец был готов.

Вот как изобретение описывается в романе: «Этот могучий исполин был приблизительно трехметрового роста, ни одна лошадь не могла сравниться с ним: гигант с легкостью тянул фургон с пятерыми пассажирами. Там, где обычные люди носят шляпу, у Парового человека была труба дымохода, откуда валил густой черный дым.





У механического человека все, даже лицо, было сделано из железа, а тело его было окрашено в черный цвет. Экстраординарный механизм имел пару как бы испуганных глаз и огромный усмехающийся рот. В носу у него имелось приспособление, подобное свистку паровоза, через которое выходил пар. Там, где у человека находится грудь, у него был паровой котел с дверцей для подбрасывания поленьев.

Две его руки держали поршни, а подошвы массивных длинных ног, дабы предотвратить скольжение, покрывали острые шипы. В ранце на спине у него были клапаны, а на шее - вожжи, с помощью которых водитель управлял Паровым человеком, в то время как слева шел шнур, для контроля над свистком в носу. При благоприятных обстоятельствах Паровой человек был способен развивать очень высокую скорость».

Наш паровоз, вперед беги!

Впрочем, эту самую высокую скорость (30 миль, то есть около 48 километров, в час) негде было развивать: на проселочных дорогах повозка, ведомая Паровым человеком, быстро осталась бы без колес. Даже мощеные дороги представляли для нее серьезную угрозу.

Само устройство парового котла диктовало необходимость постоянно питать его топливом - дровами, которые, естественно, нужно было возить с собой либо каким-то образом находить по дороге. Проблема с водой стояла менее остро, но тем не менее в 1875 году изобретатель к своему детищу охладел и продал патент на механизм Фрэнку Риду-старшему, который и занялся его улучшением.





Успешно применив все наработки предшественника, Фрэнк всего за год построил машину, названную им Steam Man Mark II. Человек и, так сказать, паровоз стал выше (3,65 метра), получил фары вместо глаз, усиленную поршневую систему и более легкие сплавы в конструкции, что позволило развивать скорость до 50 миль (около 80 километров) в час.

Также «водителю» уже не надо было шуровать кочергой и очищать топку от золы - та сама вываливалась через специальные каналы в ногах машины.Однако над «паровыми людьми», видимо, витал какой-то рок - спустя некоторое время он надоел и Фрэнку Риду- старшему, который бросил все силы на конструирование электрических созданий.

Достать Steam Man Mark II из чулана Фрэнку пришлось лишь один раз: по слухам, в феврале 1876 года он при большом скоплении народа устроил гонки между своим железным бегуном и еще одним, Steam Man Mark III (судя по всему, конструкции собственного сына). Однако какая из моделей выиграла соревнование, не уточнялось.

Робот Первой мировой

27 ноября 1862 года стало еще одной поворотной страницей в судьбе существующих пока лишь на страницах романов «паровых людей». В этот день в Чикаго родился вполне реальный человек - будущий изобретатель подобной машины Арчи Кемпион. Как следует из его жизнеописания, смерть мужа сестры на войне (судя по всему, Гражданской) так травмировала мальчика, что он решил изобрести средство, которое позволило бы остановить любые вооруженные конфликты в мире. И вскоре ему представилась такая возможность.





В 1878 году Арчи устроился на работу в Чикагскую телефонную компанию и принялся, как губка, впитывать научно- технические знания. Спустя пять лет он уже имел множество патентов на различные технические приспособления: от створчатых трубопроводов до многоступенчатых электрических систем.

Некоторые из них нашли применение на гиганте «Вестингауз Электрик», и вскоре молодой человек благодаря регулярным отчислениям стал миллионером. Это наконец-то дало Арчи возможность приступить к работе над пресловутым средством предотвращения войн - в 1888 году он построил под Чикаго лабораторию. Средством в итоге оказался терминатор в стиле стимпанк - человекоподобный Boilerplate (от англ. boiler plate - «котельный лист», «толстолистовое железо»).

Кемпион создал его к Всемирной Колумбовской выставке в 1893 году, однако успехом на ней механизм почему-то не пользовался и год спустя с неясными целями отправился на паруснике в... Антарктиду. Однако до пингвинов судно не добралось, затертое льдами, поэтому робот возвратился на континент и наконец-то дождался того, для чего он и был создан, - испаноамериканской войны 1898 года. Изобретатель лично обратился к президенту Теодору Рузвельту с просьбой зачислить механического человека в армию добровольцем, что и было сделано.

Правда, войну участием в ней Boilerplate остановить не удалось, но он вышел из нее невредимым и в 1916 году принял участие в поимке мексиканского повстанца Панчо Вильи, во время которой попал... в плен. Вот как описывает этот эпизод очевидец Модесто Наварес: «Вдруг кто-то крикнул, что к северу от города захвачен в плен американский солдат. Его вели к гостинице, где разместился Панчо Вилья.



У меня была возможность убедиться лично, что более странного солдата я никогда не видел в своей жизни. Этот американец не был человеком вообще, поскольку он был полностью сделан из металла, а ростом превосходил всех солдат на целую голову. На плечах у него было закреплено одеяло, чтобы на расстоянии он выглядел так же, как обычный крестьянин.

Позже я узнал, что часовые пытались остановить металлическую фигуру огнем из винтовки, но пули были для этого гиганта подобны москитам. Вместо принятия ответных мер против нападавших этот солдат просто попросил отвести его к лидеру». Пропал Boilerplate, как и полагается герою: в 1918 году он ушел в немецкий тыл с секретным заданием и не вернулся. С тех пор механического гиганта никто не видел...

Юрий ДАНИЛОВ, Тайны ХХ века
http://nashaplaneta.su/blog/zheleznyj_chelovek/2015-08-09-78427
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments