December 25th, 2020

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ЧУДО


РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ЧУДО
— Усыпить? — спросил я.
— Ну да, — ответила хозяйка, — он мне не нужен.
Щенок тянул меня за халат острыми зубками. В его блестящих озорных глазах не было и тени тревоги. Его не пугали странные запахи смотрового кабинета, незнакомый человек в белом халате и родная хозяйка, которая решила от него избавиться самым радикальным способом.
— Но у него нет никаких проблем ни со здоровьем, ни с агрессивностью, — пытался я переубедить женщину.
[Spoiler (click to open)] [more]


— Ну и что? Он мне не нужен!
На самом деле проблема у щенка была. И большая. Он оказался беспородным и некрасивым. В полгода все щенки выглядят немного нескладными, потому что теряют милые детские формы, но ещё не дорастают до взрослых параметров. Этот пёсик был куплен на рынке как грифон — курносая маленькая собачка с жёсткой шерстью и игривым нравом. Все эти признаки породы у щенка были, но ростом он уже давно перерос самого крупного гриффона и неумолимо приближался к миттельшнауцеру. Крупная нижняя челюсть с перекусом придавала пёсику сходство с боксёром, а огромные уши — одно стоячее, другое висячее — вообще походили на овчарочьи. Жёсткая шерсть торчала под самыми неожиданными углами. Думаю, если бы его выставили на конкурсе «самая уродливая собака «, он бы вошёл в пятёрку лидеров.
— Я хотела маленькую собачку, — продолжала ныть обиженная женщина, — а мне подсунули этого уродца.
— Породистых собак на рынке не покупают, — мрачно озвучил я прописную истину.
— Ну да! А знаете, сколько они стоят в питомнике?
— Знаю, — злобно сказал я.
И задумался. Из данной ситуации было три выхода. Чрезвычайно привлекал первый: вылить на тётку флакончик с бриллиантовой зеленью, чтоб она неделю отмывалась. Смущает последствия в виде вызова полиции и неприятностей для клиники. Второй был не столь радикальным: всего лишь сообщить хозяйке самым холодным тоном, что здоровых животных мы не усыпляем. Последствия тоже были малоприятные. Женщина наверняка отыщет другую клинику или просто выставит собаку на улицу. А на дворе морозный январь… Третий выход был самый хлопотный. Я тяжело вздохнул и набрал номер приюта для животных.
— Привет, Свет. Хозяина для щенка найдёшь? Кобель, шесть месяцев, похож на помесь бульдога с терьером, страшный, как я после ночной смены, но добрый. Фото вышлю. К себе взять не сможешь? Что, опять полна коробочка? Ладно, пока побудет у меня. Только ты уж побыстрее, ладно? Хозяин клиники это не приветствует.
Закончив разговор, я поднял глаза на владелицу. Она смотрела на меня удивлённым взглядом. «Просто так собаку не отдаст, — понял я. — Придётся искать подход «.
— Значит так, — в моём голосе было больше холода, чем за заледеневшим окном, — усыпить я его могу, но поскольку сейчас праздники цена будет двойной. За вывоз трупа и кремацию тоже придётся доплатить. И за хранение трупа в холодильнике тоже. Труповозка приедет только в понедельник. Сами понимаете: новогодние каникулы.
— Как так? Это что за безобразие? — рот у горе-хозяйки противно искривился.
— Согласен: безобразие, — ответил я. — Но не я здесь цены устанавливаю. Поэтому, чтобы сохранить Ваши деньги, предлагаю написать отказ от собаки. Я передам её в приют, где щенку найдут нового хозяина.
— Нового хозяина? — у женщины глаза на лоб полезли. — Да кому он нужен, такой страшненький?
— А может, — тут на её лицо мелькнула мелкая подозрительность, — это редкая порода? И Вы его задорого продадите?
Я мысленно хлопнул себя по руке, потянувшейся к банке с бриллиантовой зеленью. В голове определилась мысль: «Спокойно… спокойно… нельзя лить на посетителей зелёнку, выкидывать их в окно и даже нецензурно выражаться. Я профессионал! Я профессионал! «.
— Можете продать его на рынке, — сказал я. — У него прививки есть?
— Какие прививки? — у женщины уже голова шла кругом.
Она никак не могла понять, что я решил спасти щенка исключительно из гуманных соображений, и искала подвох.
— Ещё и за прививки платить? А без прививок я его продать не смогу что ли?
— Попробуйте, — равнодушно сказал я. — Штраф заплатите, если что.
— Нет уж! — тётка сняла ошейник, сунула его в сумку, а пса подтолкнула ко мне.
— Забирайте это чудо. Он и так мне всю мебель изгрыз. Что надо подписать?
Я сделал фото щенка и послал Свете. Она обещала тут же выложить на сайт. Пёсика я покормил и поместил в клетку в стационаре. Посетителей больше не было, я уселся поудобнее, чтоб видеть входную дверь, и запел. Есть у меня такая привычка — исправлять плохое настроение песней. Два — три романса, исполненные моим тягучим баритоном, и жизнь снова становится терпимой. Главное — наблюдать за дверью, чтоб не напугать клиентов.
— У — у — утро тума — а — нное, у — у — тро седо — о — ое, — затянул я.
— Вау — у — у! — донеслось из клетки.
— Чудо, ты умеешь петь? — удивился я. — Ох, вот и имя тебе родил. Чудо! Ну… давай дуэтом!
Мы с пёсиком исполнили «Утро «, потом спели «Чёрный ворон», а на «Выйду в поле с конём «так отлично спелись, что я не заметил открывшуюся дверь. Поэтому, когда раздались аплодисменты, я подпрыгнул от испуга.
— Браво — браво! — задыхаясь от смеха, сказал сухонький пожилой мужчина, незаметно проникший в помещение. Это был мой друг, клиент и лечащий врач Александр Иванович, для своих просто Шурик.
— Шурик, ты меня напугал!
— Это ты меня напугал! Иду мимо, слышу — воют! Подумал, что ты окончательно заработался. Вот, зашёл узнать, не нужна ли профессиональная помощь.
— Нужна! Ещё как нужна! Можешь зверя приютить на недельку- другую? У нас в приюте опять мест нет.
— Ох, это я зря предложил… Ты же знаешь: я после смерти Мухтара никаких собак не завожу…
Мухтара мы с Шуриком похоронили в прошлом году. Пёс забрал в могилу половину сердца хозяина. Но щенка надо было куда-то пристраивать и я добавил в голос просительных нот.
— Но это же временно! Пока место не освободится. Представь, что это пациент, которого тебе впихнули, пока койка в терапии не появится.
— Ты про койки вообще молчи! Хоть здесь про работу не напоминай, Айболит фигов. А что это за порода? Какой-то он страшненький…
— Это редкая порода! Единственный экземпляр. Название ещё не придумал, так что сам фантазируй. Его усыпить привели.
— А ты опять оставил?
— Опять.
— Добрый ты человек, Айболит!
— Не особо. Я чуть эту тётку зелёнкой не облил.
— Ну не кислотой же. Ладно, давай своего собакена. На день-два, не больше. Как зовут хоть это чудо?
— Так и зовут — Чудо. Но можешь придумать что-то своё.
— Зачем? Хорошее имя. И соответствует. Поводок есть?
— Сейчас что-нибудь соорудим. Хозяйка всё с собой забрала.
— Вот зараза! Ну ладно, одевай зверя, пока я добрый. Что вы там с ним пели?
— «Выйду ночью в поле с конём «!
— Я тоже попробую. Но учти: максимум на неделю! Как только что-то освободится — звони!
Когда через несколько дней освободилось место, я позвонил Шурику.
— Знаешь, а ну его к чёрту, твой приют, — ответил друг. — Я теперь этого пса ни за какие деньги не продам. Мы по вечерам концерты устраиваем! Жена скоро со смеху помрёт, а ведь, как Мухтар умер, почти не улыбалась. Пёс хоть и страшненький, но такой юморной! Тапки приносит, танцует, каждое слово понимает! Правда, сгрыз все табуретки, да и фиг с ними. Внуки теперь чуть ли не каждый день приходят, а раньше раз в месяц навещали! Спасибо тебе, друг!
Я положил телефон и посмотрел в окно. На улице падал снег, тускло светились новогодние гирлянды на раме. Чудеса случаются тогда, когда их меньше всего ждёшь… Спасённый щенок, снова смеющийся Шурик и я — ветеринар — случайный посредник между этими двумя судьбами. Как удачно всё сложилось! Зазвонил городской телефон. Трубку взяла моя ассистентка Мила.
— Ветклиника, здравствуйте. Да, сегодня работаем. Конечно, привозите. Нет, по телефону ничего сказать не могу, посмотрим на месте.
Я оторвался от наблюдения за падающими снежинками и посмотрел на Милу.
— ДТП. Собака. Скорее всего, перелом.
— Готовь операционную, Милочка. Сегодня хороший день. Давай постараемся его не испортить…
©сеть
https://earth-chronicles.ru/news/2020-12-25-147001



Собачье сердце… Письмо одной женщины



Я не хочу комментировать это письмо, переданное мне. Оно всколыхнуло много душевных переживаний. И я несколько раз брался писать даже какое-то предисловие к этому письму. Но потом, перечитав, стирал. Нажимал клавишу компьютера и смотрел, как она бежит и на моих глазах уничтожает труд целого часа работы... Пусть комментарием к этой публикации станет отклик Вашего сердца.
Все, больше ничего не скажу.

…Сейчас, когда чаще оборачиваешься на прошлое, чем заглядываешь в будущее, вспоминается родительский дом до войны.
Жили мы в небольшом белорусском местечке. Когда началась война, туда очень скоро вошли немцы. Наше село сожгли, а жителей, погрузив в вагоны, погнали в трудовые лагеря. Кого-то направили в Германию, нас же повезли в Латвию, где поместили в концлагерь. Хотя я тогда была ребенком, немногое помню очень хорошо. Особенно голод и постоянный страх. К концу войны немцы еще более ужесточили свои порядки. В лагере совсем не было еды. Помню, все мои тогдашние детские помыслы были направлены на то, чтобы обнаружить хоть какой-то съедобный кусочек. Была рада помоям, отбросам – всему, что могло называться пищей.
Предчувствуя свой конец и неминуемый момент расплаты, фашисты начали интенсивно заметать следы зверств. Каждый день в лагере собиралась колонна узников, которую вели в ту сторону, откуда никто не возвращался.
Однажды эта участь постигла и нашу семью. Я с моими старшими братьями оказалась в такой колонне. У нас не было сил не то что сопротивляться, не было сил идти пусть и навстречу своей смерти. По дороге я увидела собачью будку, возле которой сидела овчарка. Но не она привлекла тогда мое внимание. Возле будки мне померещилась миска с собачьей едой. Я впилась глазами в это видение и поняла, что миска стоит на самом деле. Я не выдержала и бросилась к ней. Представляю, как мои старшие братишки замерли от страха, понимая, что через какое-то мгновение я буду разорвана на куски этой зверюгой. Мне же было все равно. Но злющая на вид овчарка даже не шелохнулась, продолжая сидеть и спокойно наблюдать, как исчезает ее дневная порция. К этому времени колонна, где находились и мои близкие, уже прошла, и охранники просто вернули меня в барак. Так я в свои семь лет осталась совершенно одна.

Назавтра немцы, видимо, решили, с одной стороны, провести эксперимент над поведением служебной собаки, с другой – еще раз потешиться необычной картиной. Я снова оказалась в колонне, и когда мы приблизились к будке, эсэсовец дал мне в руки кость для собаки. Я подошла к ней, положила кость рядом, а сама накинулась на ее еду. За спиной слышался хруст, собака грызла кость.

Сегодня, вспоминая тот момент, понимаю: ожидаемого охранниками представления не получилось. Меня снова вернули в барак и три дня не трогали. На четвертый день утром, когда я уже стояла в колонне, какой-то дядька из оцепления ткнул в мою сторону пальцем и сказал по-русски, что из-за меня «псина совсем не жрет». Меня вытащили из колонны и повели к будке. Возле нее стояла уже знакомая мне миска с едой. Я, недолго думая, накинулась на нее. Собака медленно вылезла из будки и наблюдала за моими действиями. Когда миска оказалась пустой и вылизанной мной чуть ли не до блеска, овчарка ухватила меня, семилетнего заморыша, который на тот момент представлял из себя скорее скелет, чем нормального ребенка, за шкирку и запихнула в будку. А потом я увидела, как через то же отверстие вовнутрь пролезает она сама. Не знаю почему, но я совершенно без страха прижалась к своей спасительнице. От нее терпко пахло псиной, но что мне тогда было до запахов! Пригревшись, я заснула. Сколько спала тогда, я до сих пор определить не могу. Знаю – долго. Что случилось за это время снаружи собачьей будки, я, естественно, видеть не могла. Когда открыла глаза и спать больше ничуточки не хотелось, собаки возле меня не было. На ее месте лежала краюха хлеба. Я моментально спрятала подарок за пазуху и, на четвереньках выбравшись из будки, стала оглядываться.

Немецкой охраны не было видно. И вдруг я услышала чей-то крик: «Смотрите, ребенок!» Меня подхватили красноармейцы, освободившие наш концлагерь, пока я спала. Так я оказалась среди своих.
Сегодня с высоты своих лет я понимаю, что, конечно, рассказанный здесь эпизод, может быть, ничего нового в героическую летопись войны и не добавит, но для меня незабываемо, что выжила я только благодаря собаке, у которой, в отличие от ее хозяев, оказалось человечье сердце…

Елена Пузанова


http://nashaplaneta.su/blog/sobache_serdce_pismo_odnoj_zhenshhiny/2020-12-25-13903

Тонул не «Титаник». Крушение легендарного корабля получило неожиданную трактовку


В сети набирает популярность версия о подмене корабля. Ее приверженцы приводят несколько интригующих доказательств в пользу своих размышлений.
Когда в 1912 году произошло кораблекрушение, это потрясло весь мир. Один из лучших представителей технического прогресса и на тот момент предел инновационных мечтаний пошел ко дну после встречи с айсбергом. Тем не менее, пишет Popular Mechanics, в последние годы среди пользователей интернета распространилась мысль, что затонувшее судно было вовсе не «Титаником».
[Spoiler (click to open)] [more]


Издание пишет, что точно известно следующее: был корабль, он действительно затонул в ледяных водах Северной Атлантики 15 апреля 1912 года, и около 1500 пассажиров на борту этого корабля погибли. Согласно нестандартной версии, британская компания-производитель «Уайт Стар Лайн» (англ. White Star Line) поменяла судно для рейса из Саутгемптона в Нью-Йорк. Вместо заявленного «Титаника» в плавание отправился более старый корабль — «Олимпик».</p>

«Олимпик» был первым и ведущим кораблем «Уайт Стар Лайн». Но 20 сентября 1911 года, проходя мимо военного судна «Хоук», он совершил неожиданный разворот, из-за чего корабли столкнулись. Начались судебные разбирательства, и «Олимпик» стал приносить компании убытки — ремонт корабля не получалось покрыть страховкой. С этого факта и начинаются домыслы приверженцев нестандартной теории.



Необычная трактовка



Компания «Уайт Стар Лайн» якобы заменила «Титаник» настоящим «Олимпиком» и хотела затопить корабль в результате несчастного случая. Так она могла бы получить страховку, соответствующую стоимости совершенно нового корабля, в то время как только что построенное судно было бы целым и невредимым. 



Приверженцы теории указывают на ряд фактов, которые, по их мнению, доказывают правдивость суждений: компания не разрешила проводить публичную экспертизу «Титаника» до его отплытия. Вероятно, она боялась, что эксперты обнаружат замаскированный «Олимпик». Кроме того, люди находят несостыковки на фото с иллюминаторами. При сравнении некоторых изображений кажется, что детали «Титаника» различаются и больше походят на детали иного корабля.



Тем не менее некоторые исследователи оспаривают мнение приверженцев нестандартной теории. Корабли все же не были идентичными, хоть «Титаник» и строился по образу и подобию своего «старшего брата». В частности, на «Титанике» было уникальное кафе, а еще при строительстве «Олимпика» на опорных плитах двигателей установили специальные стальные пластины. При проверке «Титаника» таких табличек обнаружено не было.

https://earth-chronicles.ru/news/2020-12-25-147000

Грунтовые воды Земли скоро исчезнут. Это станет очень большой проблемой


Грунтовые воды являются ценным ресурсом, но до сих пор точно не был известен их объем на нашей планете. Международная группа ученых провела исследование, каталогизировав грунтовые воды по возрасту, расположению и запасам.
Эту работу международная группа гидрологов ведет с 70-х годов. К настоящему времени научной группе под руководством доктора Тома Глисона (Tom Gleeson) из Университета Виктории в Канаде удалось подвести ее итоги. Результаты опубликованы в журнале Nature Geoscience. Специалисты изучили около миллиона водоразделов; объект исследования был разделен на два типа: современные грунтовые воды (они обновляются в течение нескольких лет) и более старые (время обновления составляет столетия и тысячелетия).
[Spoiler (click to open)] [more]

Согласно полученным данным, только 0,35 млн кубических километров имеющихся на Земле источников подземных вод относились к первому типу, то есть были моложе 50 лет. А общее количество грунтовых вод оценивается в 23 млн кубических километров. Чтобы визуализировать такой объем, BBC News предлагает следующее сравнение: это сопоставимо со 180-метровым слоем воды, если бы он покрывал всю наземную площадь нашей планеты.</p>

Такое соотношение количества «старой» и «молодой» воды заставляет бить тревогу. Грунтовые воды, в течение многих десятилетий использовавшиеся в промышленности и сельском хозяйстве, могут содержать значительные примеси урана и мышьяка. Они также более насыщены солью, чем океанская вода, и, наконец, они практически не возобновляются.



И хотя они полезны для теоретических знаний о происходивших на Земле древних процессах, человечество вскоре не сможет использовать их в полной мере. А объем грунтовых вод, залегающих на глубине до двух километров от земной поверхности и возобновляющихся на протяжении обозримого срока (например, условной человеческой жизни), не превышает 6%. При этом такой тип воды особенно уязвим к климатическим загрязнениям и экологическим катастрофам.



Наибольший объем грунтовых вод находится в бассейне реки Амазонки, Конго, Индонезии, северной, южной и центральной частях американского континента. Меньше всего — в засушливых регионах, таких как пустыня Сахара. Быстрее всего ресурс грунтовых вод истощается в северной Индии, Пакистане и на севере Китая.





Полученные данные позволят спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации и понять, когда грунтовые воды полностью перестанут возобновляться. Дальнейшие исследования будут продолжаться именно в этом направлении.

https://earth-chronicles.ru/news/2020-12-24-146970

Врача зовут Ирина. ...

Врача зовут Ирина. Говорят, хороший врач. Нам повезло. Я ни разу не видела ее лица. Она всегда в маске и в очках.
Она - инфекционист. Хороший инфекционист и плохой психолог.
За все время, что она лечит мою дочь, она не сказала мне ничего успокаивающего.
Она разговаривает со мной языком цифр и фактов.
- ...лейкоцитов 12...
- Это хорошо?
- Это меньше, чем было, но больше, чем норма. И родничок просел. Пересушили.
- Это опасно?
- Я назначу препарат, и он стабилизирует....
Она разговаривает...неохотно. Родители лежащих здесь, в больнице, детей пытают ее вопросами. Она должна отвечать.

[Spoiler (click to open)] [more]


Но каждое слово, сказанное ею, может быть использовано против неё.
Ирина выбирает слова аккуратно. У каждого слова есть адвокат, зашифрованный в результате анализа.
Ирина хочет просто лечить. Молча. Без расспросов. Но так нельзя.
Я не знаю, нравится она мне или нет. Не пойму. Я вынуждена ей доверять. Здоровье моей дочери в ее руках.
Она вообще не пытается нравиться, успокоить меня, погасить панику. Но она и не должна, наверное.
Она должна лечить инфекции, а не истерики.
Я вижу, что Ирина устала. Сквозь стекла очков я вижу красные, будто заплаканные глаза.
Я уже не спрашиваю ничего.
Я и так вижу: дочери лучше.
Положительная динамика налицо.
Два дня назад дочка была почти без сознания, я сегодня сидит, улыбается, с аппетитом ест яблоко.
Ирина осматривает дочку, слушает, подмигивает. Говорит ей:
- Молодец, Катя.
А мне ничего не говорит.
Я же не спрашиваю.
После обеда привезли годовалого мальчика. Очень тяжелого.
Ирина стала вызванивать центральную больницу. Дело в том, что здесь, в инфекционной, нет реанимации. А мальчик очень плох. Но центральная грубо пояснила: у него какая-то нейроинфекция, лечите сами, у нас мест нет.
Рабочий день врача - до 15 часов. Ирине пора домой. У нее есть муж и свои собственные дети.
Но мальчик. Он очень плох.
Ирина остается на работе. Наблюдать за пациентом. Ругается с центральной. Требует прислать невролога и какой-то препарат. Ругается с мужем. Муж требует жену домой. Потому что мальчик - чужой, а дома - свои.
Медсестры притихли. Они привыкли, что начальство сваливает в три. После трех в больнице весело.
Годовалый мальчик с мамой лежит в соседнем с нами боксе. Слышимость отличная.
Мама мальчика разговаривает по телефону. Мне слышно каждое слово. Она звонит знакомым и просит молиться за Петю. Подсказывает, какие молитвы. Сорокоуст. И еще что-то. Просит кого-то пойти в церковь и рассказать батюшке о Пете. Чтобы батюшка тоже молился. Батюшка ближе к Богу, чем обычные прихожане, его молитва быстрее дойдет.
Я слышу, как врач Ирина вечером входит к ним в палату, и говорит маме мальчика, что лекарство нужно купить самим. Потому что в больнице такого нет. Запишите, говорит Ирина. Диктует препараты. Среди них - "Мексидол".
Я слышу, как мама возмущенно визжит:
- Мы платим налоги! ... Лечите ребенка! ... Везде поборы!... Я вас засужу...
Ирина ничего не отвечает и выходит из палаты.
Моей дочери тоже капают "Мексидол". Мы тоже покупали его сами.
Я слышу, как мама мальчика звонит мужу. Жалуется на врача, просит мужа принести иконы и святую воду.
У меня есть лишние ампулы "Мексидола".
Я беру упаковку и выхожу в коридор. В принципе, это запрещено, все боксы изолированы, но я ищу Ирину.
Нахожу ее в Ординаторской.
Она диктует список препаратов для Пети. Диктует своему мужу. Она меня не видит, стоит спиной.
- Ну, Виталь. Сейчас надо. Привези. Мальчишки побудут одни 20 минут. Не маленькие...
Виталя бушует на другом конце трубки.
- Виталь, аптека до десяти. Потом расскажешь мне, какая я плохая мать. Сейчас купи лекарства...
- Вот "Мексидол", - говорю я. - У меня лишний. Пусть "Мексидол" не покупает.
Ирина вздрагивает, резко оборачивается.
Я впервые вижу ее без маски. Красивая.
- А, спасибо, - говорит она и добавляет в трубку. - "Мексидол" не надо, нашли...
Я засовываю в карман ее халата тысячу рублей.
- С ума сошла, не надо! - Ирина ловит мою руку.
- Это не Вам. Это Пете.
Она опускает глаза.
- Спасибо тебе, - тихо говорит она и поправляет сама себя. - Вам.
- Тебе, - поправляю я её обратно и возвращаюсь в свою палату.
Ночью Пете становится хуже. Я сквозь сон слышу, как Ирина командует медсестрам, какую капельницу поставить и чем сбить температуру.
Слышу также, как фоном молится мама мальчика.
Когда заболела моя дочь, мне хотели помочь тысячи людей.
Если привести примерную статистику, то примерно из каждой сотни тех, кто хотел помочь, 85% - молились за мою дочь и подсказывали мне правильные молитвы, советовали исповедоваться, вызвать батюшку в больницу, поставить свечку. Говорили: "молитва матери со дна морского достанет".
5 % предлагали попробовать нетрадиционную медицину, гомеопатию, остеопатию, акупунктуру, рейки, колдуна, бабку, целителя, метод наложения рук.
10% - прагматично давали контакты хороших врачей, советовали лететь в Европу, потому что "в России нет медицины, ты же понимаешь".
К утру Пете стало лучше. Он заснул. Без температуры. Спокойно. Заснула и мама. Я не слышу молитв. Слышу храп.
Ирина не спала всю ночь.
В 9 начинается ее новая смена. Она делает обход.
Заходит в палату к нам с дочкой.
- Лейкоцитов 9, - говорит она.
- Спасибо, - говорю я.
- Это хорошо. Воспаление проходит.
- Да, я поняла.
Я ничего не спрашиваю. Я ей очень сочувствую. Ирина в маске и в очках. За очками - воспаленные, красные, будто заплаканные глаза.
Она идет обходить других пациентов.
В три часа заканчивается ее смена. Пете намного лучше. Он проснулся веселый, хорошо поел.
Перед тем, как уйти домой, Ирина заходит к ним в палату. Убедиться, что все в порядке.
Я слышу, как она осматривает мальчика и ласково уговаривает дать ей его послушать.
В этот момент у мамы звонит телефон, и я слышу, как мама мальчика говорит кому-то восторженно:
- ОТМОЛИЛИ ПЕТЮ, ОТМОЛИЛИ!!!!
Я смотрю в окно своей палаты, как врач Ирина идет домой. У нее тяжелая походка очень уставшего человека. Она хороший инфекционист. И очень хороший человек. Посланник Бога, если хотите.
Это она победила Петину болезнь. Убила ее своими знаниями, опытом и антибиотиком.
И сейчас идет домой. Без сил и без спасибо. Работа такая.
Отмолили...
(с) Ольга Савельева


https://www.facebook.com/groups/1080662432059078