September 5th, 2020

Апокалиптическое наводнение в китайской провинции Хунань


Апокалиптическое наводнение затронуло более 6,8 миллиона человек в китайской провинции Хунань и повредило 628 000 гектаров сельскохозяйственных угодий.
Как сообщили в пятницу местные власти, в этом году в провинции Хунань в центральном Китае от наводнений, вызванных дождем, пострадали в общей сложности 6,86 миллиона человек.
По данным управления по борьбе с наводнениями и ликвидации последствий засухи, ливни в провинции привели к гибели 24 человек.
[Spoiler (click to open)] [more]


Примерно 21 300 домов обрушились или были серьезно повреждены, а около 628 000 гектаров сельскохозяйственных угодий были повреждены проливными дождями.</p>

Согласно официальной статистике, прямые экономические потери составили 14,63 млрд юаней (около 2,14 млрд долларов США).



По состоянию на среду в этом году в провинции Хунань было  24 случая проливных дождей, общее количество которых составило 1299,4 мм.







</div></div>


https://earth-chronicles.ru/news/2020-09-05-143852

Предсказания 2020. Дэннион Бринкли. Скоро Многие Встретятся С Теми, Кого Больше Нет


[Spoiler (click to open)] [more]

Предсказания Митар Тарабич 2020-2025. Кто спасется!!! Куда уйдут все люди?




Предсказания с 2020 по 2033 год. Это будет продолжаться ещё 7 лет. Пророчества Доброго Папы.

Земля – это диск Алдерсона?


На протяжении последних 5-10 лет в сети развернулась очень активная дискуссия между идеологами  Плоской Земли и сторонникам общепринятой модели. Стороны ругаются и за неимением аргументов, которые можно предъявить, бросаются друг в друга фекальными массами. Как следствие  прогресса в дискуссии нет и форма Земли так и осталась непонятна.
[Spoiler (click to open)] [more]

Возможно поэтому, возможно по другой какой-то причине команда уфологов ufosightingshotspot.blogspot.com предложила вчера подумать, по меньшей мере, о хорошем способе примирения сторон, в ходе которого может и быть установлена истина. Итак. 


Во второй половине XX века фантастами было предложено множество различных астроинженерных проектов, примером которых является так называемый  Мир-кольцо, описанный в одноименном романе  Ларри Нивена и представляющий собой нечто наподобие “кольца Сатурна”, но только сплошного и построенного вокруг звезды. И хотя все это была как бы фантастика впоследствии она модифицировалась во вполне научную идею, известную сегодня как Диск Алдерсона.



Диск Алдерсона, как очевидно из ролика, не совсем Мир-кольцо, но построен по тому же принципу и представляет из себя диск диаметром с орбиту Юпитера, построенный вокруг звезды. Края диска отграничены стенами, чтобы с поверхности не растекалась вода, над самим диском – силовое поле или прозрачный купол, а смена дня и ночи обеспечивается одним из целого набора принципов. 



В классическом диске Алдерсона солнце прыгает по оси вверх или низ, освещая то одну сторону, то другую, но возможны и варианты. Например, вариант Мира-кольца, где внутри кольца вращаются отражатели со скоростью один оборот за стандартные сутки. Еще один вариант – смещение по оси самого диска, который будет то находится как бы выше звезды, то ниже. А на диске будут жить человечки и любоваться закатами. 



В общем, настоящий высоконаучный проект Плоской Земли – без всяких китов, черепах и мельничных жерновов. Единственная проблема – идея технически не осуществима даже “марсианами”, пепелацы которых мы вокруг себя наблюдаем.


Масса сооружения подобных размеров  будет сопоставима с массой звезды и потребует каких-то невероятных по прочности материалов как для создания диска, так и для создания купола. После этого в диск нужно будет насыпать почвы и налить водички, для чего придется собрать всю воду в поясе Койпера, в облаке Оорта – и все равно не хватит. 


В свете выше изложенного идея Алдерсона настолько безумна по своей природе, что её можно назвать дурацкой. Создание диска потребует от цивилизации такого невероятного развития, что оно будет невозможно для убогих двуногих в принципе и окажется под силу только  новому виду, виду настолько совершенному, что он будет вполне комфортно себя чувствовать даже находясь на луне. То есть ему будет не интересна “жизнь, как способ существования белковых тел”, ради которых нужно поворачивать сибирские реки вспять и рыскать по всей Галактике в поисках воды. Однако и тем не менее у идеи Алдерсона могут быть варианты. 


Например, зачем заниматься гигантизмом, когда можно построить что-то попроще? Скажем, точно такой же диск, но размером не с орбиту Юпитера, а диаметром 40 000 километров или около того? А в центр диска поместить не настоящую звезду, и искусственную, диаметром 1 000 километров. Можно даже не звезду, а что-то наподобие пушек, размещенных по кругу на диске,  которые будут стрелять по “солнцу” сферами из металлического водорода. И тогда в центре диска будет идти поддерживаемый артиллерией непрерывный термоядерный взрыв,  который обитатели диска будут воспринимать как солнце. 


Дальше можно предположить, что такой диск уже был построен –  для дальнего путешествия в космос или как тестовый образец для диска, который отправится в такое путешествие. Размер сооружения с оригинальным диском Алдерсона будет не сопоставим и каким-нибудь “марсианам” или продвинутым землянам проект станет вполне по плечу. И дальше возникает вопрос: а сообщат ли лабораторным мышам, бегающим по лабиринту, о целях и условиях эксперимента?   


Как показывает практика  экспериментов человеков – они о своих целях не сообщают даже собакам. Посадили в бочку – и закинули в космос. Или вкололи, как морской свинке, очередную чудо-вакцину, понаблюдали – и отнесли на цугундер.


В общем, на гуманность экспериментаторов мы бы не рассчитывали. Ну, может быть, поставят подопытным тварям памятник, напишут патетическую эпитафию про “службу науке”, учредят какой-нибудь “день памяти общечеловеков”, после чего раз в год будут водить вокруг постамента хороводы и пускать скупую зеленую слезу:  



 Так же возможен и другой вариант: попутно эксперименту инженерному “марсиане” проводят и эксперимент социальный. Путь в другую Галактику не близкий  и в кольце Алдерсона сменятся поколения особей, живущих по 30 000 лет (именно такие цифры указывают вавилонские и египетские источники о сроках правления “первых царей”).  Естественно, за это время могут возникнуть ссоры – люди “марсиане” начнут хвататься за стволы. Ну а поскольку стволы там ого-го – то ганфейтеры могут и купол разнести. Такие вещи нужно предусмотреть.


Например, ввести запрет на применение лабораторными крысами каких-то видов оружия, которые могут повредить инфраструктуру диска. После этого организовать “крысиные войны” , “крысиные революции”, “эпидемии”,  а так же нештатные ситуации на борту типа “цунами”, “палуботрясений”, “аварий реактора” и прочее – все с великой научной целью посмотреть за динамикой критического процесса, чтобы научиться управлять этой динамикой и так далее. Ну и попутно ограничить продолжительность жизни хомячков. Не до уровня дрозофил, конечно, но где-то 100 лет – чтобы за несколько веков набрать нормальную статистику.


Как это не удивительно, но Земля по всем канонам под космическую лабораторию подпадает. Хотя, конечно, и тут могут быть варианты. 


В середине прошлого века американский фантаст Роберт Хайнлайн написал шикарный роман по меркам того времени, в переводе он назвался  «Пасынки Вселенной» и повествовал о здоровенном звездолете с сиротками, который отправили бороздить космические дали. Но по дороге, в ходе большого космического путешествия у экипажа поехала крыша –  там был не то бунт, не то всплеск космической радиации, обнуливший народу мозги, но в конечном итоге люди вернулись в первобытно-общинный строй: поделились на индейские племена, добывали палкой-копалкой огонь и бегали с луками по джунглям, которыми заросли палубы.   


Интересная была такая картина и, хотя всё там было довольно забавно – сам Хайнлайн высказывал в интервью кощунственную мысль, что планета Земля как раз и может быть каким космическом кораблем, только люди этого не понимают. Да оно и понятно: утечка радиации из силового отсека обнулила пассажирам мозги и потому усредненные члены  команды  имеют интеллект, как у рыбы. 


Таким образом идея Земли как варианта диска Алдерсона вполне, на наш взгляд реальна, хотя, конечно, остается неясным ряд моментов. Так, если мы что-то типа крыс в лабиринте, то где положенный сыр? Распилила дирекция НИИ?


Так же  есть вопросы с тем же “марсианами”. Зачем “марсианам” летать на пепелацах, когда можно использовать манипуляторы такого типа:


 


Или это летают роботы, а “марсиане” манипулируют нами именно так?


[embedded content]


Есть так же вопросы  по заходу/восходу солнца, по смене времен года – каким образом это все реализовано? Наконец, и что самое главное – какова цель эксперимента и что будут делать с подопытными мышами, когда опыт закончится?


Вопрос, на наш взгляд, самый насущный и актуальный, поскольку наблюдения обслуживающих “диск Алдерсона” устройств участились как-то радикально – даже не в разы, а на порядки. На этом основании можно думать, что или эксперимент прекращается, или в лаборатории возникла  внештатная ситуация (недостаток финансирования?) и полигон  переводят в спящий режим или вообще замораживают? Пока, к сожалению, ответы на эти вопросы мы не знаем, но следим за развитием событий.

https://strangeplanet.ru/2020/09/05/земля-это-диск-алдерсона/

Серый.

Через неделю после нас, вернулись последним катером с дачи соседи. И вернулись они без своего кота. Огромного, серого бандита без правого уха. Всё лето мы с ним воевали на даче. То он воровал у меня еду со стола, то копался в огороде. Короче говоря, привык я к нему. И когда увидел пару вернувшуюся без серого, то страшно расстроился и попросил жену пойти и безо всяких околичностей спросить, куда делся их кот.
Всё оказалось именно так плохо, как я и предполагал. Кота оставили на даче.

[Spoiler (click to open)] [more]
Я мучился и переживал до самого вечера. А потом набрал номер телефона начальника и попросил на завтра выходной. Жена тяжело вздохнула и сказала – Осторожно там. Попроси, чтобы лодкой перевезли.
Погода не задалась с самого утра. Свинцовые тучи сеяли мелкий противный дождик, и ветер подгонял пожухлую и примёрзшую местами к асфальту листву. Я бродил по лодочной станции надеясь, что кто ни будь всё же соберётся на ту сторону за забытыми вещами.
Но кто ни будь не нашелся. Нашелся здоровый мужик в сапогах сорок пятого размера. Он копался в моторе и что-то ворчал. Я объяснил ему что, забыл на даче очень важные, жизненно важные документы, и протянул ему пятьдесят долларов. Он опустил в карман бумажку и объясняя небесам всё про дачников, которые и голову забудут, спустил лодку на воду.
Волны были очень приличные. Они плевались отчаянно холодной пеной, и грозились опрокинуть утлое судёнышко. Так что, через пол часа отчаянной борьбы с водной стихией мы оказались на берегу возле наших дач, и сопровождаемый напутствием угрюмого мужика о том, что за такие прелести не мешало бы набавить ещё двадцатку, я помчался к даче. Небо постепенно серело, и мелкий дождик переходил в ледяную крупу.
Серый, серый, серый!- кричал я во всё горло, надеясь что он всё ещё жив.
И Серый появился. Зябко поёживаясь и прижавшись к моим ногам он жалобно пищал. Я схватил его на руки и бросился к лодке. Подлетев к ней и прыгнув, я посадил кота рядом с собой. Угрюмый мужик вытаращил глаза и открыл рот. Но тут…
Но тут Серый выпрыгнул из лодки и как-то стеснительно прижав своё единственное левое ухо к голове просительно и тихонько мяукнул. Потом развернулся и побежал назад.
Стой, стой, стой, куда ты, черт возьми!- заорал я.
Потом выскочил и не обращая внимания на маты, проклятия и обещания бросить нас к чёртовой матери я побежал за котом.
Он нёсся впереди и я за ним, причитая и заламывая руки, и вдруг свернув налево он исчез в кустах. Подбежав и раздвинув ветки я увидел, как серый, одноухий кот прижался к маленькому черному котёнку. Котёнок был мокрый и отчаянно пищал. Серый виновато посмотрел на меня и мяукнул.
Я опустился на мокрую землю и собрался взять в руки обоих. Но тут земля сзади загрохотала. Это угрюмый мужик топал своими огромными сапожищами, изрыгая потоки проклятий. Он возник у меня за спиной и вдруг затих.
Потом совершенно спокойным и приятным на удивление голосом сказал – Давай, поторапливайся. Потому, что сейчас начнётся метель и всё снегом занесёт.
Я поднял Серого и маленького черного котёнка, и мы побежали к лодке. Как мы перебрались на ту сторону реки, я не знаю. Наверное, Богу просто так было угодно, потому что вокруг ничего уже было не видно.
Только угрюмый мужик вдруг сказал, перекрывая рёв мотора и воды – Скатина, ты, однако.
Я смутился. Почему скатина?- поинтересовался я с опаской поглядывая на воду бурлящую за бортом.
Значит, как получается-продолжал мужик. Ты меня обманул за документы и деньги всунул, а сам спасать кота ехал? Ты вроде как человек, а я нечисть какая бездушная получился? Так, что ли?
Так я же боялся, что вы откажетесь, а больше спасти его было некому объяснил я. Мужик замолчал, хмыкнул и мы пристали к лодочной станции.
Потом он долго искал коробку для котёнка и выстилал её тёплым полотенцем. А когда я уже собрался уезжать, поблагодарив его, он сказал.
Ты вот, чего. Не бывает так, что бы всё одному, а другому ничего. И подойдя к Серому обратился к нему с речью –Ты вот чего, ты иди ко мне жить. Я на рыбалку хожу. А ты кот справный. Правильный ты кот. Мужик, значит ты. Не бросил малыша.
Кот посмотрел на меня, виновато мяукнув подошёл к угрюмому мужику и встав на задние лапы уперся передними ему в огромные сапоги. Мужик поднял его на руки. И большой серый бандит обхватил его шею своими лапами и прижался.
Мужик отвернулся в сторону и дрогнувшим голосом целую минуту произносил только – ну, ну, ну…
Потом придя в себя повернулся ко мне и сказал строгим, и удивительно мягким голосом – Я приглашаю вас, молодой человек, на следующие выходные на рыбалку. И подмигнул мне.
А когда я приехал домой, и мы с женой ухаживали за черным малышом, она нашла под тёплым махровым полотенцем пятьдесят долларов.
А на рыбалку мы теперь ездим постоянно, вместе с добрым, здоровым ворчуном. И что, что я иногда приезжаю не совсем трезвым и без рыбы? Рыбалка – она дело такое, житейское, я бы сказал.
ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

https://www.facebook.com/groups/1080662432059078

Жизнь безрукой Веры

Мать отказалась от Веры Котелянец, едва увидев дочь после рождения. В 16 лет ее определили жить в дом престарелых. В 25 — предал любимый человек. А первого ребенка чуть не отняли насильно врачи. «Жизнь много раз била по лицу наотмашь», — говорит про себя Вера.
И все же уверена — она самая счастливая, потому что у Бога на отдельном счету. У Бога Я «Это я по молодости обижалась, когда меня убогой называли, а теперь, когда мне 61 год, даже горжусь, - говорит Вера Петровна. – Ведь, убогая, значит, у Бога я за пазухой. Да я на судьбу никогда не жаловалась, разве что, когда маленькая была и ничего не понимала. А теперь-то я точно знаю, зачем такой на свет родилась: чтобы люди смотрели на меня и сравнивали свои болячки да проблемы с моими. Может, добрее станут».

[Spoiler (click to open)] [more]

Мать отказалась от Веры Котелянец прямо в больнице, едва увидев безрукую девочку. Позже, когда Вера Петровна сама разыскала ее через радиопередачу Агнии Барто «Найти человека», оказалось, что Ирида Павловна Павленко по-прежнему проживает в городе Волгограде, где и родила Веру. Вместе с ней живут два Вериных братья Владимир и Лев - совершенно здоровые ребята. На этой первой и последней в их жизни встрече Ираида Павловна призналась двадцатидвухлетней дочери, что «нагуляла ее, хотела вытравить, да до конца не получилось». «Я так ждала этой встречи с матерью, а встреча наша сухой получилась, — вспоминает Вера Петровна. – Попросила она меня зла на нее не держать, а напоследок чулки капроновые мне подарила. Я их так ни разу и не надела, просто долго еще хранила, как память о матери. Больше мы с ней не встречались. Я поняла: для нее я чужой человек».
Из роддома безрукую «отказницу» отправили в дом малютки под Оренбург. В три года перевели в специнтернат для малолетних инвалидов, а в 16 лет Вере сообщили, что ее отправляют в дом престарелых под Челябинск. «В доме престарелых я часто смотрела в окно, — вспоминает Вера Петровна. – Там, думала я, мир, который не для меня. Когда я размышляла о том, что всю свою жизнь я проведу здесь, среди этих нечастных прикованных к кроватям стариков, мне становилось не по себе. До сих пор помню, как там пахло: это был запах хлорки, перемешанный с запахом ветоши».
И тогда она приняла решение во что бы то ни стало вырваться из этих пропитанных духом безысходности стен. Путь мог быть лишь один: освоить хоть какую-то специальность. И Вера, посоветовавшись с директором дома престарелых, который жалел ее и во всем помогал, поступила в сельхозтехникум. Вере было тяжело: училась на общих основаниях, никто поблажек безрукой студентке не делал. Конспекты за преподавателем зубами писала, еще в специнтернате эту технику освоила; терпела, когда любопытные приходили на нее посмотреть, а бестактные тыкали пальцем. Через два года на «руках» у Веры были дипломные корочки агронома. «Я ведь до сих пор все на огороде сама делаю. Молодым ничего не нужно, — вроде как жалуется на детей Вера Петровна. – А я лопату в ноги и на участок. Я же все ими умею делать: и грядки полоть, и суп варить, и белье стирать… Всю жизнь как будто в цирке выступаю".
В 70-м году о Вере Котелянец узнала вся советская страна. Вера к тому времени, после окончания техникума, переехала из Челябинской области в Калужскую. О безруком передовике сельского хозяйства написала «Крестьянка». Редакция журнала прислала в колхоз, где работала Вера агрономом, фотокорреспондента, и для Веры Петровны настал звездный час. Ее буквально завалили письмами. «Я даже не успевала на них отвечать, — вспоминает Вера Петровна. – Но одно письмо меня сильно заинтриговало, душевное такое, все про одиночество. Это я потом на конверт посмотрела и поняла, откуда письмо-то».
Писал Вере из колонии строгого режима ее будущий муж, заключенный Павел Котелянец. И случилась в жизни Веры Петровны почти «Калина красная». Почти… Они расписались на зоне, не испугало Веру Петровну то обстоятельство, что сидеть супругу еще 15 лет. «То, что он по расчету на мне женился, — это я потом поняла, — вздыхает Вера Петровна. – Он думал, раз жена полный инвалид, значит, выпустят его условно-досрочно. Но срок ему не скостили, даже когда я забеременела, и семейной жизни у нас не вышло». Когда Вера была на седьмом месяце беременности, пришло из колонии очередное письмо, сухое такое, уже без витиеватостей. Писал ей Павел, чтобы на него она не рассчитывала, а жила сама, как знает. А еще сообщил, что есть у него на воле гражданская жена, мол, к ней, после того как отсидит, и вернется.
Какая из калеки мать...
Ирину, ее первого ребенка, чуть насильно не отняли врачи: «какая из калеки мать?» «Меня заставляли писать отказ от Ирочки. Сказали, что не отдадут ее мне,- вспоминает Вера Петровна. – Я пообещала им, что няньку найду, деньги буду ей платить. Так и сделала. Днем она действительно с дочкой сидела, а вечером я отпускала ее и сама нянчилась. Ногами пеленала, а по ночам качала, знаете, как: сделаю из пеленки конверт возьму его за концы в зубы и качаю. А уж когда Сергея родила, никто не сомневался, что справлюсь».
Сейчас Ирине 35, она бригадир на птицеферме, а Сергей заведует музыкальной частью в поселковом клубе, в общем, местный ди-джей. Дети Веры Петровны говорят, что мама у них герой. А что у нее рук нет, они так не считают, просто не замечали никогда. Росли не хуже других, всегда были ухоженными.
Имела бы ты руки, Вера, ты бы в космос улетела. Так говорят о Вере Петрове жители поселка Льва Толстого. Вот уже 40 лет она живет в нем и от людей не прячется.
Единственное, что всегда пыталась скрыть от окружающих Вера Петровна, так это отсутствие рук – по самые плечи. Вечно все с длинным рукавом носила, да пиджак на плечи накидывала. Но разве такое утаишь?
Три года назад, когда выбирали в Калужской области достойную мать, чтобы наградить орденом Дружбы, земляки сразу предложили кандидатуру Веры Котелянец. Растерялся сотрудник областной администрации, когда она поднялась на сцену за наградой: как вручать? Вера Петровна, чтобы он долго не конфузился, быстренько взяла коробочку с орденом зубами и ушла.
А отвечая на вопрос, если бы вам дали руки хотя бы на один час, чтобы вы ими делали в первую очередь, Вера Петровна сказала, не задумываясь: «В первую очередь я прижала бы ими к груди детей и внука».
Дневник провинциального журналиста

https://www.facebook.com/groups/zloy.medik